Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 20 » Мушрифаддин СААДИ. ГУЛИСТАН (Розовый сад). Глава восьмая.
06:07
Мушрифаддин СААДИ. ГУЛИСТАН (Розовый сад). Глава восьмая.
О ПРАВИЛАХ ОБЩЕНИЯ

Мирские блага даны ради достижения в жизни покоя, а не жизнь для того, чтобы копить добро мирское.
Умного человека спросили:
— Кто счастлив, а кто несчастен?
— Счастлив тот,— ответил он,— кто ел пищу и сеял зерно, а несчастен тот, кто умер и оставил неиспользованное имущество.

Поверь мне, тот не человек, кто бесполезно прожил жизнь,
Кто в жизни лишь добро копил, не пользуясь своим добром.

*

Моисей (мир ему!) наставлял Каруна:
— Будь добр к другим, как добр к тебе бог!
Не послушал его Карун-гордец, и ты слышал, каков был его конец!

Кто в жизни блага не творил ни золотом, ни серебром,
Тот голову свою сложил за золото и серебро;

Коль хочешь наслаждаться ты и здесь и в будущем, в раю,
Ты всем одно добро твори, как бог тебе творит добро.



Арабы говорят: «Совершай добро, но не попрекай им, и польза от этого вернется к тебе!», то есть дари, но не напоминай об этом, ибо выгода от того сама придет к тебе.

Когда распустит корни щедрот великих древо,
Оно поднимет ветви до самых облаков;



Но ты оставь укоры — его подпилишь корни,
И вовсе не придется тебе вкусить плодов.

*

Воздай же господу хвалу —он благом наделил тебя,
И множество его даров в руках твоих уже скопилось;

Когда ты служишь у царя, похвал не требуй от него —
Себе служить позволил он — благодари его за милость.

*

Двое напрасно трудились и без пользы бились: тот, кто копил и не воспользовался накопленным, и тот, кто учился и ничего потом не сделал.

Как много в жизни ты ни выучил наук,
Коль не приложишь их, то будешь неуч, друг...



Осел не будет ничему научен,
Хотя бы связкой книг он был навьючен..,

Безмозглый скот — как может он узнать,
Что он везет — полено иль тетрадь?



Наука для поддержки веры нужна — не для обретения мирских благ существует она.

Кто продал набожность, воздержанность, науку,
Тот жатву снял и сжег, обрек себя на муку.

Невоздержанный ученый — это слепец, держащий факел.

Кто, промотав без пользы жизнь, остался под конец без сил,

Тот, не купивши ничего, все деньги на ветер пустил.

Государство приобретает красоту благодаря ученым, а вера достигает совершенства благодаря людям воздержанным. Цари больше нуждаются в обществе мудрецов, чем мудрецы в близости к царям.

Послушай моего совета, государь,
Другой такой совет услышишь ты едва ли —

Одним лишь мудрецам правление вручай,
Хоть мудрецам дела правленья не пристали.



Три вещи недолговечны: товар без торговли, наука без споров и государство без политики.

*


Милость к злым — жестокость к добрым, прощать угнетателей вредных — значит, угнетать бедных.

Если только будешь ласков и любезен с подлецом,
Государству навредит он — ты виновен будешь в том.



Нельзя доверять дружбе царей и приятному голосу детей: первая кончается из-за одного подозрения, а второй ломается после одной ночной грезы.

Души, о друг, не отдавай той, у которой сто друзей, —
Иначе распростись навек с любезною душой своей.



Не каждую тайну выкладывай перед другом, ибо ты не узнаешь нипочем — быть может, когда-нибудь он станет тебе врагом. Не каждое зло, которое ты можешь сделать, причиняй врагу, ибо может случиться, что со временем вражда в прошлое канет, и он другом станет. Тайну, которую хочешь утаить от всех, не раскрывай ни перед кем, даже перед твоим верным другом, ибо у этого друга могут оказаться свои верные друзья — и так образуется целая цепь.

Не верь обетам, и другому ты тайн своих не открывай;
Он не удержится, расскажет про все другому человеку...

Глупец, у самого истока запруду возводи всегда:
Когда ручьи воды добавят, едва ли ты запрудишь реку.



Хотел бы дело в тайне ты оставить —
Зачем о нем на перекрестках славить?



Цель слабого врага, изъявляющего покорность и высказывающего свое дружеское расположение, состоит только в том, чтобы стать врагом сильным. Ведь если говорят: «Нельзя доверять дружбе друзей», то как же можно положиться на лесть врагов?



Кто считает ничтожным слабого врага, подобен тому, кто оставляет гореть маленький огонек.

Скорей, скорей туши огонь, пока ты можешь потушить.
Ведь если разгорится он, он весь охватит мир земной.

Зачем же допускать, чтоб враг мог натянуть тугой свой лук,
Когда сегодня можешь ты его пронзить своей стрелой?

*


Свою речь с двумя людьми, враждующими между собой, веди так, чтобы не стыдиться их, если внезапно дружба последует за враждой.

Борьба меж двух врагов напоминает пламя,
Снабжает ябедник огонь вражды дровами.

Когда же между них настанет снова мир,
Он будет пристыжен, печален, грустен, сир...

Кто вечно разжигать вражду людскую любит,
Того в конце концов его ж огонь погубит.

*

Будь осторожен, говоря с друзьями,
Чтобы не дать подслушивать врагу;

Беседовать у стен остерегайся —
Вдруг ухо за стеной в одном шагу?

*


Кто живет в мире с врагами, тот обижает своих друзей.

Коль сблизился твой друг с твоим врагом,
Будь мудр и тотчас позабудь о нем.

*


Если ты колеблешься, решая какие-либо дела, выбирай такой приговор, который содержит меньше зла.

Не говори с мягкосердечным грубо,
Не ссорься с тем, кому затишье любо.

*


Если дело можно уладить золотом, не следует рисковать жизнью. Арабы говорят: «Меч — последняя уловка!»

Когда от ловкости своей не можешь пользы ты извлечь,
Тогда — и лишь тогда, мой друг,— хватайся за булатный меч.

*


Слабого врага щадить не надо, ибо, когда он станет сильным, тебе не будет от него дана пощада.

Перед беспомощным врагом не хвастай силой исполина —
Пока есть кость — есть костный мозг; в рубахе есть всегда мужчина.

*


Тот, кем будет уничтожен злодей, спасет от его злодейства людей, а самого злодея спасет от господней кары.

Будь милосерд, мой друг, прекрасно это, только
Ран не лечи у тех, кто мучает людей.

Кто милосердным был с гадюкой, тот не понял,
Что тем Адамовых он предал сыновей.



Принимать советы врагов — ошибка, но выслушивать их нужно, чтобы поступать наоборот. Это и будет истинно правильный образ действий.

Не слушай, друг мой, никогда коварных вражьих наставлений,
Иль от раскаянья себе руками разобьешь колени.

Когда тебе укажет враг прямой, стреле подобный путь,
Скорей ты должен от него в любую сторону свернуть.

*

Гнев сверх меры вызывает страх, а неумеренная ласка уменьшает к тебе уважение в людских сердцах.
Не будь настолько суров, чтобы всем надоесть, и настолько кроток, чтобы тебе дерзили.

Будь кротким и суровым — пополам,
Как врач: и режет он и льет бальзам...

Всегда суровы только грубияны,
Но есть и в вечной кротости изъяны.

Разумному заносчивость чужда,
Но он не стерпит также и стыда.



Пастух просил совета у отца:
«Подай совет, достойный мудреца!»

«Настолько ты забудь мягкосердечье,
Чтоб волк не ведал путь в стада овечьи».



Два человека — враги государства и веры: жестокий царь и невежественный отшельник.

Не должен царство возглавлять владыка,
Когда он бога не покорный раб.



Царь и на врагов должен гневаться в меру, чтобы не подорвать друзей своих веру: ведь пламя гнева прежде всего падает на самого гневающегося, а дойдет ли затем язык пламени до врага, или не дойдет — неизвестно.

О сын Адама, в прахе ты рожден,
Что ж спесью ты великой опьянен?

Ты очень дерзок и высокомерен —
Не прах ты, а огонь, я в том уверен.



В земле Бейлаканской я раз навестил богомольца,
Его попросил: «Дай свое наставленье невежде!»

«Будь кроток, как прах, о ученый, — так он отвечал мне,—
Не то будет праху равно, что изведал ты прежде».

*


Человек дурного нрава — пленник в руках могучего врага, он не избавится от его карающих когтей, куда бы ни ступала его нога.

И если бы от рук беды ушел злонравный в небеса —
Он был бы все равно в беде от злого нрава своего.

*


Когда ты видишь, что во вражеском войске царит разброд, сиди спокойно, не боясь невзгод, но, когда враги согласны меж собой, опасайся расстройства в своих рядах.

Пируй, не торопись, среди своих друзей,
Коль видишь, что враги воюют меж собой;

Когда ж согласье ты заметишь среди них,
С камнями становись на башне крепостной.


Когда у врага истощаются все хитрости, он дергает за цепь дружбы и тогда с помощью этой дружбы наделает таких дел, которых никакой враг сделать бы не сумел.



Старайся размозжить голову змеи рукою врага, и, какая бы сторона ни одолела, так или иначе будет совершено доброе дело: если одержит победу враг, будет убита змея, а если одолеет она, ты избавишься от врага.

В сраженье не пренебрегай ты даже немощным врагом —
Он может вырвать мозг у льва, когда погибель у ворот.

*


Промолчи, если ты знаешь, что чье-либо сердце огорчит твоя весть, — предоставь другому ее принесть.

О соловей, нам возвещай всегда благой весны приход,
А весть дурную пусть сова, ночная птица, принесет.

*


Не сообщай царю о чьем-нибудь предательстве, если только ты совершенно не уверен, что он благоприятно примет твое сообщение, — иначе ты сам ускоряешь свою гибель.

Тогда лишь слово в ход пустить — твой долг,
Когда уверен ты, что будет толк.

*

Кто пытается читать наставления самодуру, тот сам нуждается в наставлении.

*


Не поддавайся обману врага и не покупай высокопарных слов у присяжного льстеца: первый расставил сеть коварства, а другой раскрыл полу жадности. Только глупцу нравятся похвалы, подобные трупу, который покажется толстым, если подуть в лодыжку.

Не слушай похвалу любого златоуста,
Когда хвалить тебя велит ему нужда;

Пусть ты лишь раз его желанья не исполнишь —
Пятьсот пороков он найдет в тебе тогда.



Пока никто не укажет говорящему его недостатка, его речь не будет течь гладко.

Если по сердцу ты и пришелся невеждам ретивым,
В самомненье пустом не считай себя красноречивым.

*


Всем людям свой ум кажется ясным, а свое дитя — прекрасным.

*


Иудей с мусульманином спорили раз на базаре —
Я давился от смеха во время того разговора.

Мусульманин кричал возмущенно: «Коль купчая крепость
Не годится, пусть я иудеем умру от позора!»

Собеседник вопил: «Мусульманином стать я согласен,
Если я поступаю нечестно — свидетель мой Тора».

Да, никто про себя не подумает: «Глуп я, наверно»,
Если разум навеки исчезнет с земного простора.

*


Десять человек могут поесть за одной скатертью, а две собаки не могут поладить у одного трупа. Жадный человек не насытится целым миром, а человек нетребовательный сыт одним хлебцем. Мудрецы говорят: «Быть богатым воздержанием лучше, чем быть богатым состоянием».

Тощую кишку ты можешь хлебным мякишем наполнить,
Жадный глаз ты не насытишь видом всех земных богатств.

*

Отец мой, уходя из жизни этой,
Сказал слова последнего совета:

«Страсть — это пламя; будь же в стороне,
Чтоб в адском не сгореть тебе огне...

Ты пламени того не стерпишь жженья —
Так погаси его водой терпенья...»

*


Кто в дни могущества не делает добрых дел, тот во время бедствия готовит себе печальный удел.

Злосчастней нет обидчика людей —
В день бедствия он не найдет друзей.

*


Все, что делается наскоро, живет недолго.

На Востоке, слыхал я однажды, над чашей китайской
Сорок лет просидят — и выходит всего лишь одна;

А в Мардаште в один только день тебе сделают сотню —
Без труда мы поймем, что едва ль высока их цена.

*

Сын Адама родится совсем несмышлен и бессилен,
А птенец, в мир явившись, за пищей отправится разом;

Но, мгновенно став на ноги, он ничего не достигнет,
Человек — обретет совершенный, недремлющий разум;

Есть повсюду стекло, потому его люди не ценят;
Не с почтеньем относятся к трудно добытым алмазам...

*

Дела делаются при помощи терпения, а кто поступит торопливо, ничего не добьется — и не диво!

Я в пустыне видал: тот, кто шел не спеша, без усилья
Обгонял торопыг, хоть у тех на ногах были крылья...

Ветроногий гнедой понесется — потом отстает,
А погонщик верблюдов идет понемножку вперед.

*


Для невежды нет ничего лучше молчания. Если бы он понял этот благой совет, его невежества исчез бы всякий след.

Коль разум твой несовершен, молчи:
Ведь если слово скажешь — будет грех;

Язык болтливый вечно губит нас:
Так гибнет от свища лесной орех.

*

Раз глупец порешил всем наукам осла обучить;
Он затратил на это немало и средств и труда;

Мудрый молвил ему: «Не старайся, несчастный глупец,
В этом деле пустом ты натерпишься только стыда.

Говорить не научишь скота; но ты сам у него
Поучиться молчанью без всякого мог бы вреда».

*

Когда труда подумать не возьмешь,
В ответ на правду часто скажешь ложь...

Иль говори, как человек, толково,
Иль, словно скот, не говори ни слова.

*


Когда кто-либо спорит с человеком умнее себя, желая, чтобы люди узнали, насколько он умен, он только показывает им, что он разума совсем лишен.

Когда старейший начинает речь,
Ты, даже лучше зная, не перечь!



Кто с дурными дружбу ведет, ничего доброго в жизни не найдет.

Коль ангел с чертом поведет знакомство.
Усвоит он одно лишь вероломство.

Добру злодей не выучит никак,
Из волка не получится скорняк.



И не ищи невидимых пороков —
Людей стыдя, натерпишься упреков.



Кто учился наукам и не применил их на деле, похож на человека, вспахавшего волом землю, но не посеявшего семян.



В теле, лишенном сердца, нет мысли о боге; скорлупа, лишенная ядра, недостойна покупки.



Не каждый, кто ловок в споре, честен в договоре.

Идет красавица — посмотришь, — но только ты лицо открой —
Увидишь бабушку седую под все скрывающей чадрой...



Если бы все ночи были «ночами могущества» (ночь, в которую, по мусульманской легенде, был ниспослан коран), то у ночи могущества не было бы никакой цены.

Коль каждый камень станет вдруг рубином,
Меж них в цене различья не найти нам.



Не всякий, кто по виду величав, имеет хороший нрав. Дело в сути, а не в коже.

По внешним признакам легко за день один узнаешь ты.
Насколько человек умен, насколько знанье глубоко;

Но душу так не распознать — не попадайся на обман:
Ведь подлость и за много лет раскрыть бывает нелегко.



Кто сражается с великанами, проливает свою же кровь.

Себя великим мнишь ты? Косоглазый
Двойными видит вещи все кругом;

Наверняка себе проломишь череп,
Когда с бараном ты столкнешься лбом.



Драться руками с могучими львами и выходить против мечей с одними кулаками — не дело разумных людей.

Не думай с одним кулаком
Устоять против львиных когтей;

Увидевши львиную мощь,
Свой жалкий кулак пожалей.

*


Немощный, тягающийся с мощным, погибает и тем самым становится другом своего врага.

Не сможет неженка и белоручка
Мечом с отважным воином сразиться.

И слабый лишь по глупости великой
Вступает в бой с железною десницей.

*

Удел того, кто не слушает советов, — слушать укоры.

Коль совет идет тебе не впрок,
Молча, друг, выслушивай упрек.

*


Люди бездарные не могут видеть людей доблестных так, как базарные псы охотничьих собак; как эти псы поднимают лай, не осмеливаясь подойти к охотничьим собакам, так и подлецы, которые не могут тягаться ни с кем доблестью, в силу подлости своей начинают перемывать косточки доблестных мужей.

Бездарный завистник злословит всегда издалека,
Вблизи же немеет бесстыжий болтливый язык.

*


Если бы не власть желудка, ни одна птица не попала бы в силки охотника, да и сам охотник не ставил бы силков.

*


Мудрец ест очень мало, богомолец — не досыта, отшельник — столько, чтобы держаться на ногах, человек молодой по горло набивает себя едой, старик станет есть, пока не прошибет его пот, а каландар — столько, что в желудке не останется места для дыхания, а на скатерти — пищи для кого бы то ни было.

Без сна провел подряд две ночи оков желудка грустный пленник;
Одну — от тяжести желудка, от пустоты его — другую.



Глупо советоваться с женщинами и грешно оказывать милость злодеям.

Коль тигров миловать ты рад —
Забыл ты, значит, про ягнят.

*


Кто не убивает врага, находясь перед ним, тот враг самому себе.

Когда змея на камне, а у тебя в руке — другой,
То будет глупо медлить — зачем давать змее покой!

Некоторые думают наоборот и говорят: «Лучше помедлить с казнью пленников, ибо тогда остается возможность выбора; можно убить, можно и миловать, а если убить пленного, не подумав, может случиться, что ты благое дело погубишь неосторожно, а вновь совершить его будет невозможно».

Легко души лишить живого,
Но мертвый жить не будет снова...

Стрелок не станет зря спешить;
Стрельнешь — стрелы не воротить.

*


Мудрец, связывающийся с невеждами, не должен ждать уважения к себе. Если невежда, дерзость показывая свою, одолевает мудреца в словесном бою это не удивительно, ибо камень всегда разбивает жемчуг.

Коль соловья посадят к воронью,
Захочется ль петь песню соловью?

*

Коль доблестного мужа обидят негодяи,
Пусть добрый без обиды подумает, рассудит:

Коль чашу золотую сомнет простой булыжник,
Не станет он дороже, металл не хуже будет.

Не удивительно, если мудрец, избегающий с невеждами встречи, в их обществе лишается дара речи; ведь громы барабана заглушают звуки арфы, а запах вонючего сыра перебивает благоухание амбры.

Я слышал как-то хвастовство глупца —
Он руганью осилил мудреца...

Но тих напев хиджазский благородный —
И громогласен барабан походный!


Жемчуг остается драгоценным, хотя бы он упал в грязь, а пыль — презренна, хотя бы она вознеслась до небес.

*


Способность без воспитания ничтожна, а воспитание без способностей невозможно. Пепел — высокого происхождения, ибо огонь — высшая стихия, но так как сам по себе пепел не обладает благородством, то он равен праху. Настоящий мускус тот, который сам благоухает, а не тот, который расхваливает москательщик. Мудрец подобен лотку москательщика — он молчит и показывает свои способности, а невежда похож на громогласный походный барабан, внутри пустой.

Когда мудрец к невеждам попадает,
Народ о нем пословицу слагает:

«Он что красавица среди слепцов,
Корана свиток средь еретиков».

*

Целой жизнью своей обретаешь ты верного друга,
Так нельзя за мгновенье терять своих верных друзей...

Если камень за многие годы в рубин превратился —
Берегись, за мгновенье о камень его не разбей...


Разум, подчиненный страсти, в таком же плену, как слабовольный мужчина у сварливой жены во власти

В том доме двери радости навек затворены,
Откуда к нам доносится истошный крик жены.

*


Разум без могущества — это колдовство и коварство, а могущество без разума — богохульство и дикарство.

Сначала нам рассудок нужен,
Уменье, мудрость — власть потом:

Ведь власть, врученная невежде, —
Оружье битвы против бога.

*


Великодушный муж, который ест сам и дает другим, лучше богомольца, владеющего благами и приберегающего их.
Кто отказывается от страсти ради того, чтобы понравиться людям, тот, отрекаясь от дозволенной страсти, впадает в страсть греховную.

Отшельник, что не ради бога вступил на путь уединенья, —
Глядится в зеркало дрянное, и ждет его одно смятенье.

*


Мало да мало — будет много, капля да капля — будет поток; те, кто лишен могучей длани, копят мелкие камни, чтобы, в удобное время нежданно размозжить череп тирана.

По капле собирается ручей,
Ручьи — озер начало и морей.

Великого начало — это малость,
Обилье хлеба по зерну сбиралось.

*


Ученый не должен спокойно проходить мимо глупости простолюдина, ибо это принесет вред им обоим: первого будут меньше уважать, а у второго укоренится его невежество.

Коль слишком ласков будешь ты к невежде,
Он станет горделивее, чем прежде...



Грех против божественных заповедей, кем бы он ни был совершен, предосудителен, а если он исходит от ученых, он более всего возмутителен, ибо знание — оружие против сатаны, а когда вооруженный человек попадает в плен, он терпит большой позор.

Бедняк из черни, что в лохмотьях ходит,
Ученых невоздержных превосходит.

Он сослепу сбивается с пути,
А тем и зрячим прямо не пройти.

*


Душа человеческая находится во власти одного мгновенья, а наша жизнь — это бытие между двумя небытиями. Поэтому тот, кто продает свою веру за
мирские блага, — осел. Что могли купить братья, продавшие Иосифа? «О сыновья Адама, разве я не завещал вам не поклоняться сатане!»

Ты поссорился с другом по вражьим наветам.
С кем же ты разлучен? Чей ты друг перед светом?


Сатана не показывается людям благочестивым, как царь — разорившимся купцам.

Тому одалживать не надо, кто без молитвы век живет,
Хотя бы, бедностью убитый, широко разевал он рот.

Того, кто думает, что божьи заветы выполнять не стоит,
Поверь, отдача долга, друг мой, и вовсе не обеспокоит.

*


Людям не вспомнить после смерти имени того, чьего хлеба они не ели при его жизни.

*


Лишь нищая вдова может понять вкус винограда, но его не почувствует владелец виноградного сада.

*


Иосиф праведный — мир ему! — во время засухи в Египте досыта не ел никогда, дабы не ушла из его памяти людская беда.

Людей довольных, от нужды свободных,
Не тронут муки бедняков голодных.

Лишь тот поймет бедняцкий злой удел,
Кто сам мученья бедности терпел.

*

О всадник, на коне сидящий! Скорее в сторону взгляни ты,
Как ослик там увяз средь грязи, таща колючки — тяжкий груз.

Не занимай огня напрасно в жилище бедного соседа:
Из дымохода вздохи сердца выходят — а не дым, боюсь.


В голодный засушливый год не спрашивай у изнуренного бедняка: «Ну, как тебе живется?», если на его рану пластыря не наложишь и если перед ним
денег положить не можешь.

Увидевши осла, что с ношею увяз,
Беднягу пожалей, но шествуй, друг мой, мимо.

А если, подойдя, спросил ты: «Что стряслось?» —
Тогда, схватив за хвост, тяни неутомимо.

*


Две вещи противны разуму: съесть больше пищи, чем тебе положено волею рока, и умереть раньше определенного срока.

Не изменится судьбина, как ни жалуйся, ни плачь ты —
Пусть и тысячу проклятий изрыгнешь ты, клокоча:

Что за дело серафиму, стерегущему все ветры,
Если у старушки жалкой и погаснет вдруг свеча?

*

О ты, ищущий хлеб насущный, сиди на месте и долю свою обретешь; а ты, смертью искомый, не беги, ибо душу свою не спасешь.

Искать ты будешь хлеб свой или нет —
Господь с небес пошлет его тотчас;

Пусть к тигру, льву ты в лапы попадешь —
Они тебя пожрут лишь в смертный час.

*


Рука не достанет того, что не суждено, а суженое достанет, где бы ни было оно.

Слыхали мы, что Искандер с трудом дошел до царства тьмы.
Но воду жизни выпил кто? И это ведь слыхали мы.



Без счастья рыбак и в Тигре рыбы не найдет, а рыба до смертного часа и на суше не умрет.

Алчущий подлец по белу свету бродит —
Ищет пищи он — ищет смерть его...

*


Распутный богач — это грязи позолоченный комок, а праведный бедняк — красавица, покрытая пылью дорог. Последний подобен заплатанному Моисееву облачению, а первый — Фараоновой бороды роскошному украшению.

*


Бедствию добрых людей в счастье перейти суждено, а счастью дурных — кануть на морское дно.

Скажи тому, кто властен и богат
И кто забыл про бедность и несчастье.

Что скоро он в обители иной
С богатством распрощается и властью.

*


Завистник обделен божьими благами и враждует с невинными людьми.

Я видел презренного раз человека,
Который вельможу порочил спесиво.

Сказал я: «Почтенный, когда ты несчастен,
То разве же в этом виновен счастливый?»

*

Завистнику ты не желай беды,
И так страдает без конца бедняк:

Зачем тебе с несчастным враждовать —
Ведь в сердце у него — страшнее враг.

*


Ученик без рвения, что без денег влюбленный, паломник, не знающий пути, сокол, крыльев лишенный. Ученый без трудов — персиковое дерево, плодами не отягощенное, а подвижник без знаний — без двери здание не освещенное.

*


Коран ниспослан с определенной целью, чтобы люди добрые нравы обретали, а не для того, чтобы они бессмысленно начертанные знаки читали.

*


Благочестивый простолюдин — пешеход, прошедший свой путь, а нерадивый ученый — всадник, на пути сумевший заснуть.

*


Грешник, воздевающий руки с покаянием, лучше богомольца, преисполнившегося дерзанием.

*

Лучше кроткий, сердечный бойцов предводитель,
Чем обидчик, суровый законов блюститель.

*


Одного человека спросили:

— На кого похож ученый без трудов?
— На пчелу без меда, — ответил он.

Скажи пчеле безжалостной и злой:
Ты меда не даешь, так хоть не жаль.

*


Мужчина без мужества — женщину напоминает собой, а жадный богомолец — что человек, совершающий разбой.

Одевший белые одежды, чтоб люди на тебя смотрели,
Хоть помыслов безбожно низких полна все время голова, —

Ты не тянись к мирской добыче, тогда совсем неважно будет,
Длинны ли, вовсе коротки ли твоей одежды рукава...

*


Сердца двух людей никогда не расстанутся с тоскою, и ноги их не освободятся от глины сожаления: купца, у которого разбился корабль, и наследника, связавшегося с нищими странниками.

Прольют дервиши кровь твою всегда,
Коль им добро отдать ты не готов;

Иль желтых ты рубашек избегай,
Иль все им отдавай без дальних слов.

С погонщиком слонов ты другом стал?
Готовь же в доме место для слонов!

*


Хоть и ценна одежда, подаренная царем, но свое изношенное платье еще ценнее; хотя и вкусны угощения вельмож, но кусок хлеба из своей котомки еще вкуснее.

Своим трудом добытый уксус и лук-порей ценней всегда,
Чем хлеб и жареный барашек, коль их подарит диххуда.

*


Противно разуму и мнению мудрецов принимать наугад лекарство и без каравана пускаться в путь в незнакомое царство.

*


Имама Муршида Мухаммеда Газзали — да помилует его бог! — спросили:
— Каким образом, величавый старик, ты такого совершенства в науках достиг?
— Я не стыдился спрашивать обо всем, чего не знал! — отвечал он.

Тогда лишь можешь ждать выздоровленья,
Когда твой пульс врачу пощупать дашь, мой друг;

Не знаешь — спрашивай; унизишься немного,
Зато достигнешь так благих вершин наук.



Не спеши расспрашивать о том, что, как ты угадываешь, так или иначе станет тебе известно, ибо подобные расспросы уменьшат уважение к тебе.

Когда Лукман увидел, что Давид
Железо превращает в воск чудесно,

Он не спросил: «Как это сделал ты?» —
Он знал, что будет все и так известно.

*


Одно из необходимых правил общежития — или сам себе строй дом, или уживайся с домовладельцем, если живешь не в своем.

Всегда веди с людьми беседу, согласную с природой их,
Чтоб на тебя взирать без гнета, с душевной радостью могли.

Когда встречается с Меджнуном разумный, умудренный муж,
Один предмет для разговора он должен знать — его Лейли!

*


Всякий, кто общается с дурными, если даже их нравы не окажут на него воздействия, подвергнется подозрению в том, что совершает такие поступки, как и они; если он в развалины помолиться пойдет, на него скажут, что он вино там пьет.

Невеждой станешь, без сомненья,
С невеждами вступив в общенье.

Спросив совета мудрецов,
Я услыхал: «Не знай глупцов!»

От них ослом мудрейший будет,
Дурному — глупости прибудет.

*


Кротость верблюда, как известно, столь велика, что, если ребенок за повод его возьмет и сто фарсангов его проведет, верблюд не выйдет из повиновения. Но если им встретится опасная пропасть, в которой они могут погибнуть, а ребенок по незнанию захочет пойти туда, тогда верблюд вырвет повод из его рук и не станет больше слушаться его, ибо, когда нужна твердость, кротость предосудительна: недаром говорят, что от твоей кротости враг другом не станет, а только еще больше набуянит.

Пред тем, кто с тобою любезен, ляг прахом покорным у ног,
Но если кто груб и бесстыден, брось горстью в глаза его прах;

Не нужно быть кротким, смиренным, когда грубиян пред тобой:
Не счистишь ты ржи застарелой, когда лишь напильник в руках...

*


Кто прерывает речи других, чтобы показать высоту своих знаний, выказывает на деле глубину своего невежества.

Ни слова не промолвят мудрецы,
Пока никто не спрашивает их:

Непрошенный пусть правду говорит —
Его причтут к числу людей пустых.

*


У меня была на теле под одеждой рана, и мой шейх — да помилует его бог!—каждый день справлялся:
— Ну, как твоя рана?
Но он не спрашивал:
— Где она находится?
Я понял, что он нарочно избегает этого, ибо по правилам приличия не все члены тела полагается упоминать. Недаром мудрецы говорят: «Кто не взвешивает своих речений, при ответе натерпится оскорблений!»

Пока не знаешь достоверно, что речь, твоя — одна лишь правда,
Ты должен лишь хранить молчанье, не допуская лишних слов.

Пускай, сказавши слово правды, ты все ж останешься в оковах —
Но это лучше, чем неправдой найти спасенье от оков.

*


Кто болтает, лживые речи меча, он испытает как бы удар боевого меча: если даже рана заживет под
конец, все равно останется рубец. После того как братья Иосифа — мир с ним! — были прозваны лжецами, им не доверяли, даже когда они говорили правду. И тогда им сказал господь: «Быть может, страсти ваши толкают вас на это дело, но лучше воздержаться» (из корана).

Привыкший вечно говорить лишь правду,
Хоть ошибется — будет вмиг прощен;

А кто, прославлен ложью, скажет правду —
Доверья все равно не встретит он.

*


Высшее из созданий по облику — это человек, а низшее — собака, но по единодушному мнению мудрецов — благодарная собака лучше неблагодарного человека.

Хоть пса камнями закидаешь ты —
Но никогда он хлеб твой не забудет.

Не то подлец — ласкай его всю жизнь,
Из пустяка с тобой он драться будет...

*


Кто потакает страстям своим, тот для доблестей недостижим; а если доблести человек лишен, управлять людьми недостоин он.

Обжорливым волом не будь прельщен:
Он много ест, но спит все время он.

Пусть и упитан он порой изрядно,
Но груз чужой тащить едва ль отрадно...

*


В Евангелии сказано: «О Адамов сын, если дам тебе могущество, ты забудешь меня ради мирских благ, а если я сделаю тебя бедным, ты будешь сидеть в унынии. Но как же ты поймешь сладость молений, обращенных ко мне, и когда устремишься к поклонению мне?»

В благоденствии всегда
Ты беспечен, горд, кичлив,

А в несчастье предан ты
Грусти, горю и тревогам.

Если счастьем и бедой
Так бываешь поглощен,

То когда же будешь ты
Занят не собой, а богом?



Неотвратимая вышняя воля одного с царского престола свергает, а другого в чреве рыбы оберегает.

Счастлив, чья душа все время лишь молитвой занята.
Пусть он даже оказался в чреве жадного кита.



Если бог меч гнева своего обнажит, пророк и раб пред ним задрожит; если он шевельнет бровью милости, то уравнит дурных с добрыми своей любовью.

В день Страшного суда, когда он гневно глянет.
Уместны ли самих пророков извинения?

Но если только добр и милостив он будет,
То даже грешники тут вправе ждать прощенья.

*


Кто, несмотря на опыт, который ему довелось в здешнем мире приобрести, не пойдет по праведному пути, тот подвергнется мукам на том свете: «И мы заставим их испытать на этом свете легкие наказания, а затем тяжкие муки на том свете»

Великие потом к цепям прибегнут,
Сначала же оружье мощных — слово

Но если кто не слышит наставлений.
Они в оковы закуют такого.

*


Счастливцы берут пример с деяний и трудов своих предшественников, прежде чем их собственные поступки становятся примером для их потомков; зато вор не может удержать рук от кражи, пока ему их не укоротят.

Птица не приблизится к зерну,
Коль другую видит средь сетей;

Ты бери пример с чужой беды,
Чтобы быть примером для людей.

*


Как может слышать тот, у кого ухо желания создано тугим? Как не пойдет тот, кого аркан счастья тащит насильно к дням благим?

Как будто светлый, лучезарный день,
Сияет ночь господним всем друзьям;

Но счастье это силой не возьмешь,
Когда господь его не дарит нам.

*

На тебя у кого бы суда мы просили?
Не найдешь справедливей на свете судьи;

И никто еще с силой такой не рождался.
Чтобы длани святые осилить твои:

Тот, кого ты ведешь, никогда не собьется
И с дороги твоей не сойдет в забытьи.

Если ж сбил ты кого-то с пути, на дорогу
Уж не выведут злого советы ничьи.

*


Нищему, которому улыбнулось счастье, лучше, чем царю, которого постигло ненастье.

Горе, несущее радости свет,
Лучше веселья — предвестника бед.

*


С неба на землю благодатный дар льется, а с земли на небо пыль несется: «На каждом сосуде появляются капли того, что в нем содержится».

Если не в угоду тебе мой добрый нрав,
Все ж будь добронравным, презренье обуздав.

*


Бог всеславный и всевышний видит все, но все скрывает, а сосед ничего не видит ясно, но зато орет громогласно.

Если бы все ясновидцами были —
Зло не дай бог нам увидеть такое, —

Все бы боялись злословия ближних,
Больше никто жить не мог бы в покое.

*


Золото из рудников кирками вырывают, а из рук скупого его деньги вместе с душой вырывают.

Низкий не ест, он всегда бережет:
«Лучше еды, — говорит он, — терпенье».

Скоро увидишь: врагам он помог,
Злато оставил и умер в презренье.

*


Кто не прощает зависящему от него, тот подвергнется насилию более могущественных, чем он.

Не всякий, кто силой похвастаться может,
Бессильного, дерзко напав, уничтожит.

Несешь ты обиду для бедных сердец, —
Сильнейший обидит тебя под конец.

*


Человек благоразумный бежит, отвратив свой взор, если видит, что возникает спор, а где видит мир, он бросает якорь, ибо там безопасность далека, а здесь течет удовольствий река.

*


Игроку нужны три шестерки, а ему выпадают три единицы.

Лучше ристалища луг или поле.
Жаль только, конь не гуляет по воле.

*


Один дервиш во время тайной молитвы говорил:
— Господи, будь милостив к дурным, а к добрым ты милостив уже тем, что сотворил их добрыми!

*


Первый человек, котрый стал носить знаки царского достоинства на одежде и перстень на пальце, был Джамшид. Его спросили:
— Почему ты отдал левой руке все украшения, ведь превосходство принадлежит правой, без сомнения!
— Правая рука достаточно украшена тем, что она правая, — отвечал он.

Велел художникам китайским Фаридун,
Чтоб вышили они на пологе владыки:

«Ты добрым будь к дурным, благоразумный муж,
Ведь добрые и так счастливы и велики».

*


Некоего мудреца спросили:
— Правая рука обладает столькими достоинствами, почему же перстень носят на пальце левой руки?
— Разве ты не знаешь, — отвечал он, — что люди достойные всегда бывают обездолены.

Тот, кто придумал счастье и создал хлеб насущный,
Одним дарует доблесть, другим дарит удачу.

*


Тому подобает наставлять царей, кто не боится лишиться головы своей и не ждет от царя золота.

Хоть золотом его, о друг, осыплешь ты кругом,
Или взмахнешь над головой отточенным мечом —

Кто верен, помощи не ждет и не боится злого:
Вот в этом — более ни в чем — религии основа.

*


Царь существует для того, чтобы людей от угнетателей защищать, шихна — чтобы разбойников укрощать, а судья — чтобы между мошенниками споры
прекращать; никогда два противника, любящие истину, не пойдут к судье.

Когда тебе известно точно, что вышло время долг отдать,
Отдай скорей по доброй воле, иль заберут твой долг насильно;

Когда харадж ты не уплатишь, тебя заставят заплатить,
К тому ж военные издержки придется возместить обильно.


Всем людям набивает оскомину кислое, а судье — избыток сладкого.

Судья тогда тебе присудит со сладкой дыней огород,
Когда он взятку огурцами с тебя заранее возьмет.

*


Что остается делать блуднице, когда она постарела, и шихне, когда его отставили от дела? Она раскаивается в распутстве, а он — в насилиях.

Коль юноша стал углоседом — он божий муж, ему хвала,
Но углосед-старик не диво: ему ль подняться из угла?

*

Пусть юноша стремится все страсти побороть,
У старца вожделенья не знает больше плоть.

*


Спросили некоего мудреца:
— Господь всеславный и всемогущий сотворил множество прекрасных плодовых деревьев, но почему же ни одного дерева не называют благородным, кроме кипариса, который даже не приносит плодов? Не скажешь ли, что за мудрость скрывается в этом?
— Каждое дерево, — отвечал мудрец, — только при определенных условиях и в известное время зеленеть станет, а в других условиях и в другое время оно вянет. А кипарис ни от чего не завянет, он всегда свеж, а это и есть признак благородных.

Не отдавай преходящему сердца — и после халифов
Долго в Багдаде еще будет Тигр протекать полноводный;

Если ты можешь, будь щедрым, — как пальма, усыпан плодами;
Если не можешь, возьми в образец кипарис благородный.

*


Два рода людей, умирая, испускают вздохи, считая, что дела их плохи: первый — тот, кто, имея что есть, не ел, и второй — тот, кто, обладая знаниями, не совершил никаких дел.

Кто видит образованного скрягу,
К нему уже не может скрыть презренья;

А щедрый человек пусть многогрешен —
Но щедрость покрывает прегрешенья.

*


Завершилась книга «Розовый сад», и помог мне в этом бог. Благодаря содействию создателя — славно его имя! — не заимствовал я, по обычаю писателей, ничего из стихов предшественников для украшения этого сборника.

Лучше старое рубище буду латать я —
Но зачем напрокат брать мне новое платье?


Речи Саади большей частью возбуждают веселье у всех и вызывают добрый смех: поэтому люди близорукие распускают свои злые языки, утверждая, что не дело благоразумных людей утомлять бесполезно мозг и голову и попусту глотать дым свечей — ведь этому равносильно чтение подобных речей. Однако пусть не останется скрытым от светлых взоров благочестивых мужей, к которым и обращена эта книга, что в ней жемчуг спасительных увещаний нанизан на нитку хорошего слога, а горькое снадобье наставлений правдивых приправлено медом замечаний шутливых, чтобы это снадобье, обладающее горькой природой, все же удостоилось счастья быть принятым читателем.

Мы дали назиданье, что ум наш занимало,
И дней на сочиненье затратили немало.
Не захотят, быть может, полезной книгу счесть —
Но долг посланца ясен: вручить он должен весть.
Читатель! Попроси же прощенья мне у бога
И сам суди о книге моей не слишком строго.
Коль что тебе полезно, бери себе, владей,
И о писце ты тоже молитвы не жалей!
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 2206 | Добавил: davidsarfx | Теги: ГУЛИСТАН, Бустан, Восток., стихи, Шираз, мудрость, лирика, Саади | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar