Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2018 » Июль » 24 » Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 4.
08:44
Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 4.
* * *

Милый юноша, утро блеснуло лучом,
Встань, хрустальные кубки наполни вином.
Этот сладостный миг, что уйдет безвозвратно,
Вновь найти не надейся вовеки потом.

* * *

Противоядье скорби, рубин целебных лоз
Душист, как мускус черный, и ал, как пурпур роз.
Подай вина и лютню, и обезвредим мы
Смертельный яд печали, отраву едких слез.

* * *

Пить вино хорошо, если в сердце весна,
Если гурия рядом, нежна и страстна.
В этом призрачном мире, где тлен и руины,
Для забвенья заветная чаша дана.

* * *

Всем сердечным движениям волю давай,
Сад желаний возделывать не уставай,
Звездной ночью блаженствуй на шелковой травке:
На закате - ложись, на рассвете — вставай.

* * *

Кирпич на кувшине короны Джама краше,
И яства Мариам - ничто пред винной чашей;
Мне вздох из пьяных уст милей стократ, чем все,
Адхам и бу-Саид, святые стоны ваши.

* * *

Считай, что все дела на лад пошли,
Что ты хозяин всех богатств земли,
А после ты сочти всё это снегом,
Растаявшим легко в степной дали.

* * *

Круг небес, неизменный во все времена,
Опрокинут над нами, как чаша вина.
Эта чаша, которая ходит по кругу,
Не стони - и тебя не минует она.

* * *

Приемли, что дает круговорот времен,
И с полной чашею, как шах, садись на трон.
Бунт и покорность — прах перед лицом аллаха, -
Испей же свой фиал, что миром поднесен!

* * *

Принеси заключенный в кувшине рубин —
Он один мой советчик и друг до седин.
Не сиди, размышляя о бренности жизни, -
Принеси мне наполненный жизнью кувшин!

* * *

Как хотел, так себя ты и тешил всю жизнь,
Пил с друзьями и жен своих нежил всю жизнь.
Перед тем как уйти, оглянулся и — что же:
Всё приснилось, как будто и не жил всю жизнь.

* * *

Руины прошлого размыл разлив. И краше –
С краями полная - блистает жизни чаша.
Не будь беспечным, друг. Судьба, как тать в ночи,
Придет и унесет пожитки жизни нашей.

* * *

Если ты не впадаешь в молитвенный раж,
Но последний кусок неимущим отдашь,
Если ты никого из друзей не предашь —
Прямо в рай попадешь... Если выпить мне дашь!

* * *

О, долго ль жизнь влачить в юдоли той,
Где кравчий жизни в кубок льет отстой
Вина коварства? Выплеснуть, как воду,
Хотел бы я остаток лет пустой.

* * *

Так как вечных законов твой ум не постиг —
Волноваться смешно из-за мелких интриг.
Так как бог в небесах неизменно велик –
Будь спокоен и весел, цени этот миг.

* * *

Жильцы могил гниют дни, месяцы, года,
Немало их частиц исчезло без следа.
Какой же хмель свалил их с ног и не дает им
Прийти в сознание до Страшного суда?

* * *

Зачем ты над загадкой жизни бился,
Тоскою и сомненьем удручен?
В конце концов, когда сей мир творился,
Ты на совет ведь не был приглашен.

* * *

Хоть сотню проживи, хоть десять сотен лет,
Придется все-таки покинуть этот свет.
Будь падишахом ты иль нищий на базаре —
Цена тебе одна: для смерти санов нет.

* * *

Не ставь ты дураку хмельного угощенья,
Чтоб оградить себя от чувства отвращенья:
Напившись, криками он спать тебе не даст,
А утром надоест, прося за то прощенья.

* * *

Слышал я: под ударами гончара
Глина тайны свои выдавать начала:
«Не топчи меня! - глина ему говорила. —
Я сама человеком была лишь вчера».

* * *

К нему идти ты хочешь? Оставь жену, детей,
И всё, что мило сердцу, и близких, и друзей.
Всё устрани, что может связать тебя в пути, -
Чтоб двигаться свободно, все туты рви скорей.

* * *

Ты мрачен? Покури хашиш — и мрака нет;
Иль кубок осуши - тоски пройдет и след.
Но стал ты суфием, увы! Не пьешь, не куришь,
Булыжник погрызи — вот мой тебе совет.

* * *

Защитник подлых - подлый небосвод.
Давно стeзeй неправедной идет.
Кто благороден — подл пред ним сегодня,
Кто подл - сегодня благороден тот.

* * *

Под мелодию флейты, звучащей вблизи,
В кубок с розовой влагой уста погрузи.
Пей, мудрец, и пускай твое сердце ликует,
А непьющий святоша -- хоть камни грызи!

* * *

Круг небес ослепляет нас блеском своим.
Ни конца ни начала его мы не зрим.
Этот круг недоступен для логики нашей,
Меркой разума нашего неизмерим.

* * *

Влагу, к жизни тебя возродившую, пей,
Влагу, юность тебе возвратившую, пей,
Эту алую, с пламенем схожую, влагу,
В радость горе твое превратившую, пей.

* * *

Не бойся, друг, сегодняшних невзгод!
Не сомневайся, время их сотрет.
Минута есть, отдай ее веселью,
А что потом придет, пускай придет!

* * *

Известно, в мире всё лишь суета сует:
Будь весел, не горюй, стоит на этом свет.
Что было, то прошло, что будет — неизвестно, -
Так не тужи о том, чего сегодня нет.

* * *

На стенах Туса я увидел утром рано
Над мертвым черепом царя Кавуса — врана.
Он каркал: «Где они теперь, - увы, увы! –
Напевы бубенцов и крики барабана?»

* * *

Пей с достойным, который тебя не глупей,
Или пей с луноликой любимой своей.
Никому не рассказывай, сколько ты выпил.
Пей с умом. Пей с разбором. Умеренно пей.

* * *

Беспощадна судьба, наши планы круша,
Час настанет — и тело покинет душа.
Не спеши, посиди на траве, под которой
Скоро будешь лежать, никуда не спеша.

* * *

От губительных ядов житейских невзгод
Лишь в вине себе смертный спасенье найдет.
Пей на травах душистых, пей с юностью пылкой,
До того, как твой прах сам травою взойдет.

* * *

Пью не ради запретной любви к питию
И не ради веселья душевного пью,
Пью вино потому, что хочу позабыться,
Мир забыть и несчастную долю свою.

* * *

От горя разлуки с тобой я вяну.
Куда бы ни шла, от тебя не отстану,
Уйдешь — все сердца погибают в печали,
Вернешься — они твоей жертвою станут.

* * *

Если небо враждою опять не повеет — не чудо ли?
Не побьет нас камнями, как рассвирепеет, — не чудо ли?
Если кадий, достоинство, честь на вино променяв,
Банг у нас в медресе не посеет - не чудо ли?

* * *

Когда вселенную настигнет день конечный,
И рухнут небеса, и Путь померкнет Млечный, —
Я, за полу схватив создателя, спрошу:
«За что же ты меня убил, владыка вечный?»

* * *

Налей вина, саки! Тоска стесняет грудь;
Не удержать нам жизнь, текучую, как ртуть.
Не медли! Краток сон дарованного счастья,
Не медли! Юности, увы, недолог путь.

* * *

То вино, что по сути способно принять
разных видимых форм очертанья,
Что способно животным, растением стать,
изменять даже форм очертанья,
Не исчезнет и будет всё то же вино,
Так как вечную сущность имеет оно.

* * *

Во мне вы видите чудовище разврата?
Пустое! Вы ль, ханжи, живете так уж свято?
Я, правда, пьяница, блудник и мужелюб,
Но в остальном - слуга послушный шариата.

* * *

Пусть у меня в объятиях луна,
Пусть воду Хизра пью взамен вина,
Под тар Зухры беседую с Исою,
Веселья нет, когда душа грустна.

* * *

Фиал, в котором труд умельца скрыт,
И во хмелю не каждый раздробит.
А этот торс, дыханием согретый,
Кем добрым создан, злобным кем разбит?

* * *

Непостоянно всё, что в мире есть,
К тому ж изъянов в том, что есть, не счесть.
Считай же сущим всё, чего не видишь,
И призрачным всё то, что видишь здесь.

* * *

Мне одна лишь отрада осталась: в вине.
От вина лишь осадок остался на дне.
От застольных бесед ничего не осталось.
Сколько жить мне осталось - неведомо мне.

* * *

Да пребудет вино неразлучно с тобой!
Пей с любою подругой из чаши любой
Виноградную кровь, ибо в черную глину
Превращает людей небосвод голубой.

* * *

Тот, кто милых красавиц с улыбкой сдружил,
Кто в скорбящее сердце страданье вложил,
Если счастье не дал нам — не ропщем, не плачем,
Ибо многих он даже надежды лишил.

* * *

Виночерпий! Расплавленный лал принеси.
Луноликая! В кубок уста погрузи,
Ибо жаркие губы любимой и кубок
С этой огненной влагою - в кровной связи.

* * *

Так как истина вечно уходит из рук –
Не пытайся понять непонятное, друг.
Чашу в руки бери, оставайся невеждой,
Нету смысла, поверь, в изученье наук.

* * *

С фиалом в руке, с локоном пери - в другой
Сидит он в отрадной тени, над светлой рекой,
Он пьет, презирая угрозы бегущего свода,
Пока не упьется, вкушая блаженный покой.

* * *

И пылинка - живою частицей была,
Черным локоном, длинной ресницей была,
Пыль с лица вытирай осторожно и нежно:
Пыль, возможно, Зухрой яснолицей была!

* * *

С тех пор как отличать я руки стал от ног,
Ты руки мне связал, безмерно подлый рок,
Но взыщешь и за дни, когда мне не сверкали
Ни взор красавицы, ни пьяных гроздий сок.

* * *

Пламенея, тюльпаны растут из земли
На крови государей, что здесь полегли.
Прорастают фиалки из родинок смуглых,
Что на лицах красавиц когда-то цвели.

* * *

Чья плоть, скажи, кувшин, тобою стала?
Певца влюбленного, как я, бывало?
А глиняная ручка, знать, была
Рукой, что шею милой обвивала?

* * *

О кравчий! Цветы, что в долине пестрели,
От знойных лучей за неделю сгорели.
Пить будем, тюльпаны весенние рвать,
Пока не осыпались и не истлели.

* * *

Как много было зорь и сумерек до нас!
Недаром небесам кружиться дан приказ.
Будь осторожнее, ступню на землю ставя:
Повсюду чей-нибудь прекрасный тлеет глаз.

* * *

Красавица, что сердце мне разбила,
Сама в силок любовный угодила.
Могу ль себе лекарства я найти,
Когда в огне недуга лекарь милый?

* * *

Где сонмы пировавших здесь до нас?
Где розы алых уст, нарциссы глаз?
Спеши, пока мест плоть не стала прахом,
Как прах твой плотью раньше был сто раз.

* * *

Будь осмотрителен – судьба-злодейка рядом!
Меч времени остер — не будь же верхоглядом!
Когда судьба тебе положит в рот халву,
Остерегись — не ешь: в ней сахар смешан с ядом!

* * *

Всё, что будет: и зло, и добро — пополам
Предписал нам заранее вечный калам.
Каждый шаг предначертан в небесных скрижалях,
Нету смысла страдать и печалиться нам.

* * *

Я люблю свой кабак, ибо, что ни скажи,
Благородные здесь обитают мужи.
Медресе я разрушил бы — только ханжи
И выходят из этой обители лжи.

* * *

Саки! Печалью грудь моя полна,
Без меры нынче выпил я вина.
Пушок твоих ланит так юн и нежен,
Что новая пришла ко мне весна.

* * *

Я пьяным встретил раз пред дверью кабака
С молельным ковриком и кубком старика;
Мой изумленный взор заметив, он воскликнул:
«Смерть ждет нас впереди, давай же пить пока!»

* * *

О кравчий, старое вино - моя старинная любовь,
Безгрешней дочери лозы живая, пламенная кровь.
И пусть хулители гласят: «Не верит в бога тот, кто пьет».
Я впрямь не верил ни во что. Сегодня пью - и верю вновь.

* * *

Хоть мудрец - не скупец и не копит добра,
Плохо в мире и мудрому без серебра.
Под забором фиалка от нищенства никнет,
А богатая роза красна и щедра!

* * *

Коль человек чужой мне верен - он мой брат,
Неверный брат - мой враг, будь проклят он стократ.
Лекарство иногда опасней, чем отрава,
Болезни иногда излечивает яд.

* * *

Алый лал наливай в пиалу из ковша,
Пиала — это тело, а влага — душа.
Улыбается весело полная чаща,
Слезы сердца осушишь, ее осуша.

* * *

Дай вина! Здесь не место пустым словесам.
Поцелуи любимой - мой хлеб и бальзам.
Губы пылкой возлюбленной — винного цвета,
Буйство страсти подобно ее волосам.

* * *

Моей скорби кровавый ручей сотни башен бы снес,
Десять тысяч строений подмыл бы поток моих слез.
Не ресницы на веках моих - желоба дождевые,
Коль ресницы сомкну — от потопа бежать бы пришлось.

* * *

Пей вино, ибо радость телесная -- в нем.
Слушай чанг, ибо сладость небесная - в нем.
Променяй свою вечную скорбь на веселье.
Ибо цель, никому не известная, - в нем.

* * *

Мне трезвый день - для радости преграда,
А хмель туманит разум, вот досада!
Меж трезвостью и хмелем состоянье —
Вот сердца несравненная отрада!

* * *

Пей вино, ибо жизнь продлевает оно,
В душу вечности свет проливает оно.
В эту пору цветов, винограда и пьяниц
Быть веселым повелевает оно!

* * *

Этот ценный рубин — из особого здесь рудника,
Этот жемчуг единственный светит особой печатью.
И загадка любви непонятной полна благодатью,
И оно для разгадки особого ждет языка.

* * *

Мне заповедь - любовь, а не Коран, о нет!
Я — скромный муравей, не Сулейман, о нет!
Найдете у меня лишь бледные ланиты
И рубище, — не шелк и не сафьян, о нет!

* * *

Коль роз не будет - хватит и шипов,
Свет не прольется - хватит и костров,
Коль ханаки нет, рубища и шейха —
Зуннара хватит и колоколов.

* * *

Наливай нам вина, хоть болит голова.
Хмель дарует нам равные с богом права,
Наливай нам вина, ибо жизнь — быстротечна,
Ибо всё остальное на свете - слова!

* * *

Вино дано мне, музыка и пенье.
Что есть, что будет — всё добыча тленья.
Не знаю я ни трезвости, ни пьянства,
Мне дар от двух миров - одно мгновенье.
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 17 | Добавил: davidsarfx | Теги: омар, психология, Восток, Хайям, здоровье, поэт, мудрость | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar