Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2018 » Июль » 23 » Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 2.
20:29
Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 2.
Да, виноградная лоза к пятам
Моим пристала, на смех дервишам.
Но из души моей, как из металла,
Куется ключ, быть может — к небесам,

* * *

Строителя увидел я, что возводил жилье,
Ногами глину он топтал и унижал ее.
А глина молвила ему: «Полегче! Близок час –
Получит столько же пинков и естество твое!»

* * *

Тот гончар, что слепил чаши наших голов,
Превзошел в своем деле любых мастеров.
Над столом бытия опрокинул он чашу
И страстями наполнил ее до краев.

* * *

Жизнь - то шербет на льду, а то — отстой вина,
Плоть бренная в парчу, в тряпье ль облачена —
Всё это мудрецу, поверьте, безразлично,
Но горько сознавать, что жизнь обречена.

* * *

Не смотри, что иной выше всех по уму,
А смотри, верен слову ли он своему:
Если он своих слов не бросает на ветер —
Нет цены, как ты сам понимаешь, ему.

* * *

Кто в чаще Жизни капелькой блеснет —
Ты или я? Блеснет и пропадет...
А виночерпий Жизни - миллионы
Лучистых брызг и пролил, и прoльет...

* * *

За грош дадут лепешек на два дня,
Кувшин водой наполнится, звеня, —
И надо ли, чтоб меньший звал владыкой
Иль равный чтоб слугою звал меня!

* * *

Говорят: «Будут гурии, мед и вино —
Все услaды в раю нам вкусить суждено».
Потому я повсюду с любимой и с чашей –
Ведь в итоге к тому же придем всё равно.

* * *

Не холоден, не жарок день чудесный.
Цветы лугов обрызгал дождь небесный.
И соловей поет — мы будем пить! –
Склоняясь к розе, смуглой и прелестной.

* * *

Египет, Рим, Китай держи ты под пятой,
Владыкой мира будь - удел конечный твой
Ничем от моего не будет отличаться:
Три локтя савана и пядь земли сырой.

* * *

Веселись! В мире всё быстротечно, мой друг.
Дух расстанется с телом навечно, мой друг.
Эти чаши голов, что столь гордо мы носим,
На горшки перелепят беспечно, мой друг.

* * *

«А вот, — вставляет кто-то, - говорят,
Что будет смотр: и кто испорчен — в ад
Швырнут и — вдребезги! Не верю! Сплетни!
Наш Добрый друг устроит всё на лад...»

* * *

Пей! Будет много мук, пока твой век не прожит.
Стечение планет не раз людей встревожит;
Когда умрем, наш прах пойдет на кирпичи
И кто-нибудь себе из них хоромы сложит.

* * *

Не молящимся грешником надобно быть —
Веселящимся грешником надобно быть.
Так как жизнь драгоценная кончится скоро –
Шутником и насмешником надобно быть.

* * *

Мы уйдем без следа — ни имен, ни примет.
Этот мир простоит еще тысячи лет.
Нас и раньше тут не было - после не будет.
Ни ущерба, ни пользы от этого нет.

* * *

В этом мире глупцов, подлецов, торгашей
Уши, мудрый, заткни, рот надежно зашей,
Веки плотно зажмурь — хоть немного подумай
О сохранности глаз, языка и ушей!

* * *

Всё не по-нашему свершается кругом,
Недостижима цель в скитании земном.
И в думах горестных сидим на перепутье –
Что поздно мы пришли, что рано мы уйдем.

* * *

Зачем сначала ты явил такую милость,
Позволил, чтоб душа любовью обольстилась?
Теперь ты хочешь боль и скорбь мне причинить –
Какой свершил я грех? Скажи мне, что случилось.

* * *

Кого из нас не ждет последний Страшный суд,
Где мудрый приговор над ним произнесут?
Предстанем же в тот день, сверкая белизною:
Ведь будет осужден весь темноликий люд.

* * *

От излишеств моих - разве Ты обнищал?
Что за прибыль Тебе, если я отощал?
Я смиренно прошу, чтобы Ты, милосердный,
Нас пореже карал и почаще прощал!

* * *

Поскольку всё решает небосвод,
Не положить и лишней крошки в рот.
О том, что нет чего-то, не печалься,
А что имеешь — стоит ли забот?

* * *

Не одерживал смертный над небом побед.
Всех подряд пожирает земля-людоед.
Ты пока еще цел? И бахвалишься этим?
Погоди: попадешь муравьям на обед!

* * *

Ах, судьбою-косцом нам подобных ужель мало скошено?
Горевать ли напрасно? Печаль эта на ветер брошена.
Наливай же полнее, дай чашу скорее - я выпью.
Что случиться должно — всё случилось, нежданно иль прошенно.

* * *

Счастлив тот, кто в шелку и парче не блистал,
Книгу славы мирской никогда не листал,
Кто, как птица Симург, отрешился от мира,
Но совою, подобно Хайяму, не стал.

* * *

Приход мой небу славу не доставил,
И мой уход величья не прибавил.
Мне так и не дано постичь, зачем
Я в мир пришел, зачем его оставил.

* * *

Радуйся! Снова нам праздник отрадный настал!
Стол серебром, хрусталем и вином заблистал.
На небе месяц поблек, исхудал и согнулся,
Будто он сам от пиров непрерывных устал.

* * *

Я на чужбине сердцем изнываю,
Бреду без цели, горестно взываю.
Мне счастья жизнь не принесла, прошла...
И где настигнет смерть меня — не знаю.

* * *

Твой разум дел мирских не повернет,
Жизнь по твоим желаньям не пойдет,
Дашь, иль не дашь вина — ты помни, кравчий,
Что всё пройдет, всё в бездне пропадет.

* * *

Мне мудрость не была чужда земная,
Ища разгадки тайн, не ведал сна я.
За семьдесят перевалило мне,
Что ж я узнал? Что ничего не знаю.

* * *

Сотрутся со скрижалей имена.
Смерть всем живущим ныне суждена.
О милый кравчий мой луноподобный!
Пока мы живы — дай скорей вина.

* * *

Катилась капля влаги — и встретилась с рекой…
Была песчинка праха — слилась навек с землей.
Что значит в мире этом приход твой и уход?
Мелькнула мошка где-то, и нет ее.

* * *

Пришел я в этот мир по принужденью,
Встречал недоуменьем каждый день я,
А ныне изгнан, так и не поняв
Исчезновенья смысл и цель рожденья.

* * *

Книга жизни моей перелистана — жаль!
От весны, от веселья осталась печаль.
Юность-птица: не помню, когда прилетела
И когда унеслась, легкокрылая, вдаль.

* * *

Сердце, как в клетке, сжимается подчас.
Дух свой из плена бы позорного я спас,
Тело-темницу уничтожив, но увы! —
Стремя шариата тверже камня для нас.

* * *

В молитве и посте я, мнилось мне, нашел
Путь к избавлению от всех грехов и зол;
Но как-то невзначай забыл про омовенье,
Глоток вина хлебнул — и прахом пост пошел.

* * *

Посылает судьба мине плевки по пятам,
Все поступки к дурным причисляет делам,
И душа собралась уходить и сказала:
«Что мне делать, коль дом превращается в хлам?»

* * *

Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,
Смерть терзает сердца и кромсает тела,
Возвратившихся нет из загробного мира,
У кого бы мне справиться: как там дела?

* * *

Я смерть готов без страха повстречать.
Не лучше ль будет там, чем здесь, — как знать?
Жизнь мне на срок дана. Верну охотно,
Когда пора наступит возвращать.

* * *

Цветам и запахам владеть тобой доколе?
Доколь добру и злу твой ум терзать до боли?
Ты хоть Земземом будь, хоть юности ключом —
В прах должен ты уйти, покорен общей доле.

* * *

Враг про меня со злобой вражьей говорит:
Плох я, но он: «В сто раз ты гаже», - говорит.
Зерцало я - и кто посмотрит на меня —
Что говорит он, — про себя же говорит.

* * *

Разум к счастью стремится, всё время твердит:
«Дорожи каждым мигом, пока не убит!
Ибо ты — не трава и когда тебя скосят —
То земля тебя заново не возродит».

* * *

Когда б в желаниях я быть свободным мог
И власть бы надо мной утратил злобный рок,
Я был бы рад на свет не появляться вовсе,
Чтоб не было нужды уйти чрез краткий срок.

* * *

Людей ночами не тревожил я,
Не вынуждал кричать «о боже!» я.
Когда-нибудь в ночи за мной придут
И всё возьмут, и самого меня.

* * *

Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдет?
Тесна мне бытия печальная темница, —
О если б дверь найти, что к вечности ведет!

* * *

Если бы мир упасть на улицу мог,
Пьяный, его бы оценил я в пятачок...
Как-то в залог меня давали в кабачке,
Молвил кабатчик: «Вот залог, так залог!»

* * *

Если б я властелином судьбы своей стал —
Я бы всю ее за ново перелистал
И, безжалостно вычеркнув скорбные строки,
Головою от радости небо достал!

* * *

Я над книгою жизни упрямо гадал,
Вдруг с сердечною болью мудрец мне сказал:
«Нет прекрасней блаженства — забыться в объятьях
Луноликой красы, чьи уста словно лал».

* * *

Достав вина два мана, не жалей.
Сам пей и вдоволь угощай друзей.
Ведь не нуждается создатель мира
В твоих усах и бороде моей.

* * *

Моя будь воля — не родился б я,
Не умер бы, поверь, будь власть моя.
Родиться, натерпеться мук, исчезнуть...
Не лучше ли покой небытия!

* * *

О мой шах, без певцов, и пиров, и без чаши вина
Для меня нетерпима цветущая, в розах, весна.
Лучше рая, бессмертья, и гурий, и влаги Кавсара
Сад, и чаша вина, и красавицы песнь, и струна.

* * *

Мой совет: будь хмельным и влюбленным всегда,
Быть сановным и важным - не стоит труда.
Не нужны всемогущему господу богу
Ни усы твои, друг, ни моя борода!

* * *

Знаю, сущность твоя недоступна уму,
Мои бунт иль покорность тебе ни к чему,
Я, погрязший в грехах, жив одною надеждой:
Милосердный, простишь ты рабу своему.

* * *

Тужить о чем? Не всё ли мне равно,
Прожить в нужде ли, в холе мне дано.
Наполню чашу! Ведь любому вздоху,
Быть может, стать последним суждено.

* * *

Дверь насущного хлеба мне, боже, открой:
Пусть не подлый подаст – сам дай щедрой рукой.
Напои меня так, чтобы был я без памяти,
Потому и заботы не знал никакой.

* * *

Отречься от вина? Да это всё равно
Что жизнь свою отдать! Чем возместишь вино?
Могу ль я сделаться приверженцем ислама,
Когда им высшее из благ запрещено?

* * *

Я к гончару наведался вчера
Его искусство — дивная игра.
Я видел, хоть не видели другие,
Что прах отцов в руках у гончара.

* * *

О, если б, захватив с собой стихов диван,
Да в кувшине вина и сунув хлеб в карман,
Мне провести с тобой денек среди развалин –
Мне позавидовать бы мог любой султан.

* * *

Виночерпий, налей в мою чашу вина!
Этой влагой целебной упьюсь допьяна,
Перед тем как непрочная плоть моя будет
Гончарами в кувшины превращена.

* * *

Лепешка из пшеничного зерна,
Нога баранья да кувшин вина,
Подруга, словно ранняя весна, —
Отрада, что султану не дана!

* * *

Я у горшечника купил кувшин однажды,
Он тайны мне открыл, что делает не каждый:
«Я с чашей золотой царем был, а теперь
Служу я пьяницам для утоленья жажды».

* * *

Сейчас, сейчас, коль можешь ты, пойди,
От скорби ближнего освободи,
Ведь царство красоты и от тебя
Уйдет, — смотри, день этот впереди!

* * *

Сбрось обузу корысти, тщеславия гнет,
Злом опутанный, вырвись из этих тенет.
Пей вино и расчесывай локоны милой:
День пройдет незаметно - и жизнь промелькнет.

* * *

Попрекают Хайяма числом кутежей
И в пример ему ставят непьющих мужей.
Были б столь же заметны другие пороки —
Кто бы выглядел трезвым из этих ханжей?!

* * *

Сядь, отрок! Не дразни меня красой своей!
Мне пожирать тебя огнем своих очей
Ты запрещаешь... Ах, я словно тот, кто слышит:
«Ты кубок опрокинь, но капли не пролей!»

* * *

«Как там - в мире ином?» - я спросил старика,
Утешаясь вином в уголке погребка.
«Пей! — ответил. - Дорога туда далека.
Из ушедших никто не вернулся пока».

* * *

Знайся только с достойными дружбы людьми,
С подлецами не знайся, себя не срами.
Если подлый лекарство на льет тебе — вылей!
Если мудрый подаст тебе яду — прими!

* * *

Когда все тайны мира изведал ты, мой друг,
К чему печали столько и бесполезных мук?
Не по твоим желаньям идут дела — так что ж?
Весельем жизнь наполни, покуда есть досуг.

* * *

Влагу доброй лозы - ведь невинна она! - не пролей!
Ничего, кроме крови святоши-лгуна, - не пролей!
Кровь двух тысяч тупых лицемеров пролей, если хочешь,
Об одном умоляю: и капли вина — не пролей!

* * *

Мир — мгновенье, и я в нем — мгновенье одно.
Сколько вздохов мне сделать за миг суждено?
Будь же весел, живой! Это бренное зданье
Никому во владенье навек не дано.

Мудрый старец, рассветает! Встать тебе пораньше надо.
Юноша там землю сеет, не спускай с него ты взгляда,
Ты скажи и посоветуй: «Сей нежней, нежнее, чадо,
Это ведь глаза Парвиза, мозг великого Кубада!»

* * *

Закон незыблемый внушен сердцам людей,
Но сказано: «Ему покорствовать не смей!»
Увы! Что делать мне с приказом и запретом:
«Ты чашу наклони, но капли не пролей!»

* * *

Спросил у чаши я, прильнув устами к ней:
«Куда ведет меня чреда ночей и дней?»
Не отрывая уст, ответила мне чаша:
«Ах, больше в этот мир ты не вернешься. Пей!»

* * *

Нам и еда и сон не нужны вовсе были,
Пока из четырех стихий нас не слепили.
Но всё, что дали нам, отнимут безусловно,
И станем мы опять щепоткой серой пыли.

* * *

Уж наступил рассвет. Питомец нег, вставай,
Пей медленно вино и чанг не забывай;
Тот, кто сегодня здесь, останется недолго,
И не вернется вновь ушедший в чуждый край.

* * *

Из жемчуга молений я четок не связал,
И праха прегрешений с лица я не стирал,
Надеюсь на спасенье лишь потому, что я.
Единого ни разу двумя не называл.

* * *

Красавица, - ей я желаю счастливей удела!
Быть вновь благосклонной сегодня ко мне захотела.
В глаза мне взглянув, вдруг исчезла, как будто сказала:
«Добро совершивши, ты в воду бросай его смело».

* * *

Мы только куклы, вертит нами рок, -
Не сомневайся в правде этих строк.
Нам даст покувыркаться и запрячет
В ларец небытия, лишь выйдет срок.

* * *

Из всех ушедших в бесконечный путь
Сюда вернулся разве кто-нибудь?
Так в этом старом караван-сарае,
Смотри, чего-нибудь не позабудь.

* * *

Посыпь же главу прахом, друг, и неба и земли;
С возлюбленною пей вино и душу весели,
Забудь укоры навсегда, не время для забот —
Ведь в мир ушедшие иной обратно не пришли!

* * *

Тайн своих небосвод никому не открыл,
Он коварно сто тысяч героев убил,
Пей вино. Все мы смертны, и век наш короткий —
Кто ушел, тот обратно дорогу забыл.

* * *

Как сокол, вылетев из мира чуда,
Хотел я сферы высшие обнять;
И некому здесь тайны передать.
И молча я вернусь туда, пришел откуда.

* * *

Роза после дождя не просохла еще,
Жажда в сердце моем не засохла еще.
Еще рано кабак закрывать, виночерпий,
Солнце светит в оконные стекла еще!

* * *

Не лучше ли за кубком тебе всю мысль отдать,
Чем тупо пред михрабом поклоны отбивать?
О первый и последний, о сущность всех существ!
Дай мне блаженство, муки, что сам захочешь дать.

* * *

Рубин огромный солнца засиял
В моем вине: заря! Возьми сандал:
Один кусок — певучей лютней сделай,
Другой — зажги, чтоб мир благоухал.

* * *

Придя в кабак обратно, мы все — еще пьяней;
С молитвой пятикратной простились мы: бог с ней!
И к фляжке длинношеей, где булькает вино,
Вытягиваем шеи все мы — еще длинней.

* * *

Не у тех, кто во прах государства поверг, —
Лишь у пьяных душа устремляется вверх!
Надо пить: в понедельник, во вторник, в субботу,
В воскресение, в пятницу, в среду, в четверг.

* * *

Про зыбкий образ мира вопрошаешь —
Узнать ты слишком много замышляешь.
Из бездны океана он возник
И в бездну канет вновь, ужель не знаешь?

* * *

Среди гурий прекрасных я пьян и влюблен
И вину отдаю благодарный поклон.
От оков бытия я сегодня свободен
И блажен, словно в высший чертог приглашен.

* * *

Если истину сердцу постичь не дано,
Для чего же напрасно страдает оно?
Примирись и покорствуй бесстрастному року,
Ибо то, что предписано, - сбыться должно!

* * *

Расстилатель ковров — служит ветер весны нам сегодня.
Без вина и цветов все миры не нужны нам сегодня.
Всею общиной пейте сегодня вино, мудрецы!
Кровь лозы и сокровище розы даны нам сегодня.

* * *

Жизнь твою режут острой косой ночи и дни.
Но не владычат пусть над тобой ночи и дни!
С полною чашей радуйся, той — ночи и дни.
Смертен ты. Вечной идут чередой ночи и дни.

* * *

Ранним утром, о нежная, чарку налей,
Чанг настрой и нa чaнге играй веселей.
Ибо в прах превратило и Джама и Кея
Это вечное круговращение дней.

* * *

Коль всю неделю напролет ты, друг, вино вкушал,
Не следует, чтобы ты пить и в пятницу бросал,
Ведь в нашей вере всё равно день божий — каждый день,
Ты б лучше бога, а не дни недели почитал.

* * *

Я вчера наблюдал, как вращается круг,
Как спокойно, не помня чинов и заслуг,
Лепит чашу гончар из голов и из рук,
Из великих царей и последних пьянчуг.

* * *

Горек виноград в дее-месяце висит.
Пусть он станет сладким — да вино-то ведь горчит!
Можно из чурбана сделать лютню топором,
Но кто же твой топор во флейту превратит?

* * *

Кто, живя на земле, не грешил? Отвечай!
Ну, а кто не грешил - разве жил? Отвечай!
Чем Ты лучше меня, если мне в наказанье.
Ты ответное зло совершил? Отвечай!

* * *

Сменилась вновь весна печальною зимой,
Из Книги Бытия еще листок долой.
Будь весел, пей вино. Мудрец сказал недаром:
«От яда горестей вино — спаситель твой!»

* * *

Небо! Что сделал я? Что ты терзаешь меня?
Ты беготне целый день подвергаешь меня.
Город заставишь обегать за черствый кусок,
Грязью за чашку воды обливаешь меня.

* * *

Из кожи, мышц, костей и жил дана творцом основа нам.
Не преступай порог судьбы. Что ждет нас, неизвестно, там.
Не отступай, пусть будет твой противоборец сам Рустам.
Ни перед кем не будь в долгу, хотя бы в долг давал Хатам.

* * *

Гонит рок нас по жизни битой, как мячи,
Ты то влево, то вправо бег - и молчи!
Тот, кто бешеный гон в этом мире устроил,
Он один знает смысл его скрытых причин.

* * *

Следуй верным путем бесшабашных гуляк:
Позови музыкантов, на ложе возляг,
В изголовье — кувшин, пиала — на ладони,
Не болтай языком на вино приналяг!

* * *

Дух мой чистый, ты гость в моем теле земном!
Я с утра подкреплю тебя чистым вином,
Чтобы ты не томился в обители праха,
До того как проститься со мной перед сном.

* * *

Дай кувшин вина и чашу, о любимая моя,
Сядем на лугу с тобою и на берегу ручья!
Небо множество красавиц, от начала бытия,
Превратило, друг мой, в чаши и в кувшины — знаю я.

* * *

Зачем имам нам проповедь долбит?
Ведь нам, как книга, небосвод открыт.
Пей, друг! Вино ничем не заменимо.
Оно любую трудность разрешит.

* * *

Прялкою судьбы за хлеб, за соль мою в ответ
Был, словно рыба, я разут и раздет...
Женская прялка одевает людей,
Прялки судьбы она добрей, спору нет.

* * *

От зенита Сатурна до чрева Земли
Тайны мира свое толкованье нашли.
Я распутал все петли вблизи и вдали,
Кроме самой простой — кроме смертной петли.

* * *

Если небо враждует со мной — я готов в бой,
Доброй славы лишен — я готов на позор любой.
Кубок полон рубиновоцветным пенным вином...
Ты готов ли? Невидимый меч занесен над тобой!

* * *

Всё, что видишь ты, — видимость только одна,
Только форма — а суть никому не видна.
Смысла этих картинок понять не пытайся –
Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!

* * *

Лунным светом у ночи разорван подол...
Ставь кувшин поскорей, виночерпий, на стол!
Когда мы удалимся из дольнего мира,
Так же будет луна озарять этот дол.

* * *

Нет ни рая, ни ада, о сердце мое!
Нет из мрака возврата, о сердце мое!
И не надо надеяться, о мое сердце!
И бояться не надо, о сердце мое!
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 14 | Добавил: davidsarfx | Теги: омар, здоровье, мудрость, Восток, природа, поэзия, Хайям, психология, поэт | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar