Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2018 » Июль » 23 » Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 1.
19:25
Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 1.
Р У Б А И


Ах, сколько, сколько раз, вставая ото сна,
Я обещал, что впредь не буду пить вина.
Но нынче, господи, я не даю зарока:
Могу ли я не пить, когда пришла весна?

* * *

Когда-нибудь, огнем любовным обуян,
В душистых локонах запутавшись и пьян,
Паду к твоим ногам, из рук роняя чашу
И с пьяной головы растрепанный торбан.

* * *

Как чаша, опрокинут над нами небосвод,
Он всё живое давит и разум наш гнетет.
А посмотри, как нежно слились, уста к устам,
В лобзанье чаша с кубком, хоть кровь и там течет.

* * *

Извергнут страстью, пламенем пылавшей,
Ты каплей влаги был, тебя зачавшей,
А завтра ветер прах развеет твой.
Так насладись мгновением за чащей!

* * *

Вы, злодейству которых не видно конца,
В Судный день не надейтесь на милость творца!
Бог, простивший не сделавших доброго дела,
Не простит сотворившего зло подлеца.

* * *

Коль есть у тебя скакун твой Бурак, способный достигнуть вечных высот,
Не обольщайся тем, что сейчас двухдневное счастье тебе принесет.
Небо — горбатый насильник — не спит, правым оно и неправым грозит:
Сегодня оно разбило кувшин, а завтра и чашу твою разобьет.

* * *

Утром роза раскрыла под ветром бутон,
И запел соловей, в ее прелесть влюблен.
Сядь в тени. Этим розам цвести еще долго,
Когда будет наш горестный прах погребен.

* * *

К черту пост и молитву, мечеть и муллу!
Воздадим полной чашей аллаху хвалу!
Наша плоть в бесконечных своих превращеньях
То в кувшин превращается, то в пиалу.

* * *

О, доколе ты по свету будешь кружить,
Жить - не жить, ненасытному телу служить?
Где, когда и кому, милый мой, удавалось
До потери желаний себя ублажить?

* * *

Прощалась капля с морем — вся в слезах!
Смеялось вольно море — всё в лучах!
«Взлетай на небо, упадай на землю —
Конец один: опять - в моих волнах».

* * *

Я раскаянья полон на старости лет,
Нет прощения мне, оправдания нет.
Я, безумец, не слушался божьих велений —
Делал всё, чтобы только нарушить запрет!

* * *

Раскаянья обеты забыли мы теперь
И наглухо закрыли для доброй славы дверь.
Мы вне себя; за это ты нас не осуждай:
Вином любви мы пьяны, не лоз вином, поверь!

* * *

Друг, не тревожься, удел свой вверяя судьбе,
И не горюй о потерях в напрасной борьбе,
Ибо, когда разорвется каба твоей жизни, —
Что не сбылось, что сбылось — безразлично тебе.

* * *

Мы влюбленные ринды, сегодня у нас торжество.
Мы сидим в харабате, нам чаша вина - божество.
От ума и добра и от зла мы сегодня свободны,
Все мы вдребезги пьяны. Не требуй от нас ничего!

* * *

Поглядите: валяется пьяный старик.
Он лишился рассудка — и бога постиг!
Он в дорожную пыль головою поник,
Бормоча: «Милосерден аллах и велик!»

* * *

Не растрачивай эту двухдневную жизнь:
Получивши отсрочку — с вином подружись.
С виду крепкое здание держится еле –
Так что, пьяный, и ты на ногах не держись!

* * *

Для того, кто усами кабак подметал,
Кто швырял, не считая, презренный металл,
Пусть столкнутся миры и обрушится небо –
Для него всё равно: пьяный, он задремал...

* * *

Когда я чару взял рукой и выпил светлого вина,
Когда за чарою другой вновь чара выпита до дна,
Огонь горит в моей груди и как в лучах светла волна,
Я вижу тысячу волшебств, мне вся вселенная видна.

* * *

Ты, который ушел и пришел со согбенным хребтом,
Ты, чье имя забыто в мятущемся море людском,
Стал ослом, твои ногти срослись, превратились в копыта,
Борода твоя выросла сзади и стала хвостом.

* * *

Снеся в кабак одежды, мы бражничаем в нем,
Теряя и надежды, и страх пред Судным днем;
Тела, сердца и души вознесены вином
Над воздухом, землею, водою и огнем.

* * *

Милосердия, сердце мое, не ищи,
Правды в мире, где ценят вранье, — не ищи.
Нет еще в этом мире от скорби лекарства.
Примирись — и лекарств от нее не ищи.

* * *

Буду пьянствовать я до конца своих дней,
Чтоб разило вином из могилы моей,
Чтобы пьяный, пришедший ко мне на могилу,
Стал от винного запаха вдвое пьяней!

* * *

Если в лучах ты надежды — сердце ищи себе, сердце,
Если ты в обществе друга -- сердцем гляди в его сердце.
Храм и бесчисленность храмов меньше, чем малое сердце,
Брось же свою ты Каабу, сердцем ищи себе сердце.

* * *

Рыба утку спросила: «Вернется ль вода,
Что вчера утекла? Если — да, то - когда?»
Утка ей отвечала: «Когда нас поджарят –
Разрешит все вопросы сковорода!»

* * *

Покупаю вино, а блаженство в раю
Я любому, кто хочет купить, продаю.
Верь в обещанный рай, если хочется верить,
И ступай куда хочешь, покуда я пью!

* * *

Не горюй, что забудется имя твое.
Пусть тебя утешает хмельное питье.
До того как суставы твои распадутся —
Утешайся с любимой, лаская ее.

* * *

О глупец, ты, я вижу, попал в западню,
В эту жизнь быстротечную, равную дню.
Что ты мечешься, смертный? Зачем суетишься?
Дай вина — а потом продолжай беготню!

* * *

Когда вырвут без жалости жизни побег,
Когда тело во прах превратится навек —
Пусть из этого праха кувшин изготовят
И наполнят вином: оживет человек!

* * *

Когда тело мое на кладбище снесут —
Ваши слезы и речи меня не спасут.
Подождите, пока я не сделаюсь глиной,
А потом из меня изготовьте сосуд.

* * *

Хочешь — пей, но рассудка спьяна не теряй,
Чувства меры спьяна, старина, не теряй,
Берегись оскорбить благородного спьяну,
Дружбы мудрых за чащей вина не теряй.

* * *

Кто всегда недовольный и грустный сидит,
Тот судьбу повергает в смятенье и стыд.
Пей, Хайям, пока чаша твоя не разбилась,
Веселись, пока нежная флейта звучит.

* * *

Пока перед скитанием ворота не откроешь — не жди отрады.
Покамест кровью сердца лицо ты не омоешь — не жди отрады.
Зачем скорбeть о мире? Влюбленным уподобясь, уйди от мира,
Пока, от «я» отрeкшись, себя не успокоишь — не жди отрады.

* * *

Пусть сердце мир себе державой требует
И вечной жизни с вечной славой требует.
А смерть наводит лук — и от него
Всей жизни жертвою кровавой требует.

* * *

Пока медресе и мечети во прах не падут,
Дела мудрецов-каландаров на лад не пойдут.
Покамест неверием вера, а верой неверье не станут, -
Поверь мне, — средь божьих рабов мусульман не найдут.

* * *

В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.
Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить.
Можешь пить свою желчь до скончания жизни:
Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить.

* * *

Вино — это крылья влюбленных, исполненных пыла.
Вино — это роза и блеск на ланитах у милой.
Мы не пили в дни рамазана. И он миновал...
Скорее б шаввала прекрасная ночь наступила!

* * *

Деяньями этого мира разум мой сокрушен,
Мой плащ на груди разодран, ручьями слез орошен.
Фиал головы поникшей познанья вином не наполнить, —
Нельзя ведь сосуд наполнить, когда опрокинут он.

* * *

Пусть буду я сто лет гореть в огне,
Не страшен ад, приснившийся во сне;
Мне страшен хор невежд неблагородных, —
Беседа с ними хуже смерти мне.

* * *

Пока твой не смешали с гончарной глиной прах,
Пока другим не служишь ты кружкой на пирах,
Пей сам, скорее, чаще! Про ад и рай забудь...
Нет времени нам думать о всяких пустяках.

* * *

За пьянство господом не буду осужден:
Что стану пьяницей, от века ведал он.
Когда бы к трезвости я сердцем был привержен,
Всеведенью творца нанес бы я урон.

* * *

Чуть розы станут чашами с вином,
Нарцисс от жажды полнится огнем.
Блаженно сердце в том, кто, упоенный,
У двери кабака лежит пластом.

* * *

Для достойного — нету достойных наград,
Я живот положить за достойного рад.
Хочешь знать, существуют ли адские муки?
Жить среди недостойных — вот истинный ад!

* * *

От притворной любви - утоления нет,
Как ни светит гнилушка — горения нет.
Днем и ночью влюбленному нету покоя,
Месяцами минуты забвения нет.

* * *

Пристрастился я к лицам румянее роз,
Пристрастился я к соку божественных лоз.
Из всего я стараюсь извлечь свою долю,
Пока частное в целое не влилось.

* * *

Как нужна для жемчужины полная тьма —
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего, и душа опустела? —
Эта чаша наполнится снова сама!

* * *

В аду сгорают не души, а тела,
Не мы, а наши грешные дела;
Я омочил и сунул в пламя руку:
Вода сгорела, а рука… цела.

* * *

Из сиреневой тучи на зелень равнин
Целый день осыпается белый жасмин.
Наливаю подобную лилии чашу
Чистым розовым пламенем — лучшим из вин.

* * *

За постным рамазаном и праздник настает:
Здесь сказочник веселый собрал вокруг народ,
А там носильщик с мехом тяжелым на плече,
Толкая всех прохожих, для нас вино несет.

* * *

Двери в рай всемогущий господь затворил
Для того, кто из глины бутыль сотворил.
Как же быть, милосердный, с бутылью из тыквы?
Ты об этом, по-моему, не говорил.

* * *

В этом году в рамазане цвет распустился в садах,
И тяжелее оковы у разума на ногах.
Если бы люди решили, что наступил шаввал,
Если б запировали, — дай, всемогущий аллах!

* * *

Стоит власти над миром хороший глоток.
Выше истины выпивку ставит знаток.
Белоснежной чалмы правоверного шейха
Стоит этот, вином обагренный, платок.

* * *

Когда фиалки льют благоуханье
И веет ветра вешнего дыханье,
Мудрец — кто пьет с возлюбленной вино,
Разбив о камень чашу покаянья.

* * *

Стоит царства китайского чарка вина,
Стоит берега райского чарка вина.
Горек вкус у налитого в чарку pубина —
Эта горечь всей сладости мира равна.

* * *

Всё пройдет — и надежды зерно не взойдет,
Всё, что ты накопил, ни за грош пропадет.
Если ты не поделишься вовремя с другом –
Всё твое достоянье врагу отойдет.

* * *

О мальчик! Каждой каплей вина, пролитой в прах,
Огонь тоски залил ты в сокрытых там очах.
Хвала аллаху! Можем и сами мы с тобой
Изгнать напитком дивным из сердца скорбь и страх.

* * *

Жизнь мгновенная, ветром гонима, прошла,
Мимо, мимо, как облако дыма, прошла.
Пусть я горя хлебнул, не хлебнув наслажденья, —
Жалко жизни, которая мимо прошла.

* * *

Эмиром делает меня, несет мне чашу небосвод,
А завтра, словно с чеснока, с меня и рубище сдерет.
Но не взываю я к нему: «Зачем, о небо, почему?»
Я поседел в ярме забот... О чем скорбеть? Ведь всё пройдет.

* * *

Жизнь пронесется, как одно мгновенье,
Ее цени, в ней черпай наслажденье.
Как проведешь ее — так и пройдет,
Не забывай: она — твое творенье.

* * *

Если выпьет гора - в пляс пойдет и она.
Жалок тот, кто не любит хмельного вина.
Қ черту ваши запреты! Вино - это благо.
Доброта человека вином рождена.

* * *

Ты перестань себя держать в такой чести,
О бренности того, что дышит, не грусти!
Пей! Жизнь, которая идет навстречу смерти,
Не лучше ли во сне иль в пьянстве провести?

* * *

Напейся, забудь даже, кто ты такой,
А недруги пусть потеряют покой.
Что в трезвости? — Помня о верном конце,
Томить себе душу смертельной тоской!

* * *

Когда под утренней росой дрожит тюльпан
И низко, до земли, фиалка клонит стан,
Любуюсь розой я: как тихо подбирает
Бутон свою полу, дремотой сладкой пьян!

* * *

Что жизни караван! Он прочь уходит.
Нам счастья удержать невмочь - уходит.
О нас ты не печалься, виночерпий,
Скорей наполни чащу — ночь уходит.

* * *

Моей руке держать кувшин вина — отрада;
Священных свитков ей касаться и не надо:
Я от вина промок, — не мне, ханжа сухой,
Не мне, а вот тебе опасно пламя ада.

* * *

Не допускай, чтобы тоска в груди твоей кипела,
Чтоб о насилии судьбы тобою мысль владела.
Ты пей вино на берегу бегущего ручья,
Пируй, пока земля твое не поглотила тело.

* * *

Я страдать обречен до конца своих дней,
Ты же день ото дня веселишься сильней.
Берегись! На судьбу полагаться не вздумай:
Много хитрых уловок в запасе у ней.

* * *

Так как разум у нас в невысокой цене,
Так как только дурак безмятежен вполне –
Утоплю-ка остаток рассудка в вине:
Может статься, судьба улыбнется и мне!

* * *

Цветочек вывел ли из почвы рок хоть раз,
Чтоб не сломить его, не растоптать тотчас?
Когда бы облака, как влагу, прах копили —
Из них бы милых кровь без устали лилась.

* * *

Старость — дерево, корень которого сгнил.
Возраст алые щеки мои посинил.
Крыша, дверь и четыре стены моей жизни
Обветшали и рухнуть грозят со стропил.

* * *

Все недуги сердечные лечит вино.
Муки разума вечные лечит вино.
Эликсира забвения и утешенья
Не страшитесь, увечные, — лечит вино!

* * *

Ты половину хлебца добыл в пищу,
Тебя согрело бедное жилище,
Ты раб ничей и господин ничей, —
Поистине везет тебе, дружище!

* * *

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино.
При соблюдении сих четырех условий
Всем здравомыслящим вино разрешено.

* * *

Я болен, духовный недуг мое тело томит,
Отказ от вина мне воистину смертью грозит.
И странно, что сколько я не пил лекарств и бальзамов –
Всё вредно, мне! Только одно лишь вино не вредит,

* * *

Зложелатель никогда цели не достигнет.
Сделай зло — и зло в ответ злобного постигнет.
Я хочу тебе добра — ты мне зла желаешь,
Злись, почтенный, — но меня злоба не настигнет.

* * *

Вожделея, желаний своих не таи,
В лапах смерти угаснут желанья твои.
А пока мы не стали безжизненным прахом —
Виночерпий, живою водой напои!

* * *

Правда в сердце у мудрого долго таится,
Словно птица Анка, потаенная птица.
Так в жемчужницу капля морская внедрится,
Чтобы ясным сиянием втайне налиться.

* * *

Нищий мнит себя шахом, напившись вина,
Львом лисица становится, если пьяна,
Захмелевшая старость беспечна, как юность,
Опьяневшая юность, как старость, умна.

* * *

Слышал я, что в раю, мол, сады и луга,
Реки меда, кисельные, мол, берега.
Дай мне чашу вина! Не люблю обещаний.
Мне наличность презренная дорога,

* * *

Великодушья твоего святой аскет не знает,
Так, как тебя я изучил, и целый свет не знает.
Ты говорил -- повергнешь в ад меня, коль согрешу.
Скажи об этом — мой совет — тем, кто тебя не знает.

* * *

Обета трезвости не даст, кому вино –
Из благ — сладчайшее, кому вся жизнь оно.
Кто в рамазане дал зарок не пить — да будет.
Хоть не свершать намаз ему разрешено.

* * *

Пить вино зарекаться не должен поэт.
Преступившим зарок - оправдания нет.
Соловьи надрываются, розы раскрыты...
Разве можно давать воздержанья обет?

* * *

Чуть ясной синевой взыграет день в окне,
Прозрачного вина желанна влага мне.
Раз принято считать, что истина горька,
Я вывод делаю, что истина - в вине!

* * *

Я буду пить, пока мой век во тьму не канет.
Пусть прибыль всей земли мне разореньем станет.
0 ты, душа миров! Здесь в мире пьян я буду
И в рай войду, когда мой дух тебе предстанет.

* * *

Без меня собираясь в застолье хмельном,
Продолжайте блистать красотой и умом.
Когда чаши наполнит вином виночерпий —
Помяните ушедшего чистым вином!

* * *

Когда вы за столом, как тесная семья,
Опять усядетесь — прошу вас, о друзья,
О друге вспомянуть и опрокинуть чашу
На месте, где сидел средь вас, бывало, я.

* * *

С тех пор как на небе Венера и Луна,
Кто видел что-нибудь прекраснее вина?
Дивлюсь, что продают его виноторговцы:
Где вещь, что ценностью была б ему равна?

* * *

Коль ты мне друг, оставь словесную игру
И мне вина налей; когда же я умру,
Из праха моего слепив кирпич, снеси ты
Его в кабак и там заткни в стене дыру.

* * *

А скоро, говорят, наступит строгий пост,
На месяц мне к вину разрушен будет мост;
Но я зaтo нaпьюсь в конце шабана так,
Что рамазан просплю -- ведь я не так уж прост.

* * *

Напоите меня, чтоб уже не пилось,
Чтоб рубиновым цветом лицо налилось!
После смерти— вином мое тело омойте,
А носилки для гроба сплетите из лоз.

* * *

Уж мне плащом приличий кувшина не прикрыть,
И я до самой смерти не перестану пить.
Нелепые расчеты у продавца вина:
Ну что ценнее, лучше он думает купить?

* * *

Прошу могилу мне с землей сровнять, да буду
Смиренья образцом всему честному люду;
Затем, смесив мой прах с пурпуровым вином,
Покрышку вылепить к кабацкому сосуду.

* * *

До щек ее добраться — нежных роз?
Сначала в сердце тысячи заноз!
Так гребень: в зубья мелкие изрежут,
Чтоб слаще плавал в роскоши волос!

* * *

О жестокое небо, безжалостный бог!
Ты еще никогда никому не помог.
Если видишь, что сердце обуглено горем, —
Ты немедля еще добавляешь ожог.

* * *

Увы, для сердца моего лекарства не нашлось.
Душа болит, мне никого любить не довелось.
В неведении чар любви я подхожу к концу.
Любовь — сказанье! И его прочесть мне не пришлось.

* * *

И я, седобородый, в силок любви попал,
И вот в руке сверкает искрящийся бокал!
Рассудок терпеливый сшил мне халат заслуг,
А рок мой прихотливый всё в клочья изорвал.

* * *

Никто из тех, кто гонит из фиников вино,
И тех, что ночь проводят в молитве, всё равно
Не знают твердой почвы; все тонут, как в волнах...
Не спит один, а в мире всё в сон погружено.

* * *

Благородство и подлость, отвага и страх —
Всё с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже –
Мы такие, какими нас создал аллах!

* * *

И старые, и юные умрут,
Чредой уйдут, побыв недолго тут.
Нам этот мир дается не навеки,
Уйдем и мы, и те, что вслед придут.

* * *

Тот фиал, что был красив и нов,
На дороге — кучей черепков.
Не ступай с презреньем на него,
Сделан он из чаш людских голов.

* * *

Часть людей обольщается жизнью земной,
Часть — в мечтах обращается к жизни иной.
Смерть — стена. И при жизни никто не узнает
Высшей истины, скрытой за этой стеной.

* * *

Судьбу того решили уж давно,
Кому в песках кручин плестись дано.
Сегодня выдумать предлог нетрудно,
А завтра - будет что предрешено.

* * *

Всех нас в харабате нашли, в майхану привели,
И чаши, тюльпаноцветным вином расцвели.
Сказал я: «К вину хорошо бы кебаб на закуску!»
И сердце исторгли мое, и кебаб принесли.

* * *

Росток мой - от воды небытия,
От пламени скорбей — душа моя.
Как ветер, я кружу, ищу по свету —
Где прах, в который превратился я?

* * *

В день, когда оседлали небес скакуна,
Когда дали созвездиям их имена,
Когда все наши судьбы вписали в скрижали, —
Мы покорными стали. Не наша вина.

* * *

Из тех, что мир прошли и вдоль и поперек,
Из тех, кого творец на поиски обрек,
Нашел ли хоть один хоть что-нибудь такое,
Чего не знали мы и что пошло нам впрок?

* * *

«Надо жить, — нам внушают, - в постах и труде,
Как живете вы — так и воскреснете-де!»
Я с подругой и с чашей вина неразлучен –
Чтобы так и проснуться на Страшном суде.

* * *

Великие, что знанья стяг взметнули,
Светилами поэзии сверкнули,
И те из тьмы не вырвались ночной —
Нам сказку рассказали и уснули.

* * *

Метнул рассвет на кровли сноп огня
И кинул в кубок шар владыки дня.
Пригубь вино! Звучит в лучах рассвета
Призыв любви, вселенную пьяня.

* * *

Тот, кто с юности верует в собственный ум,
Стал в погоне за истиной сух и угрюм.
Притязающий с детства на знание жизни,
Виноградом не став, превратился в изюм.

* * *

Созвездия в заоблачной дали
Раздумьям тщетным многих обрекли.
Одумайся, побереги рассудок —
Мудрейшие и те в тупик зашли.

* * *

Приятелей сердечных пожрала пустота,
Передавила грешных тяжелая пята.
Здесь на пиру сморило их раньше нас вино,
Два лишние глотка замкнули им уста.

* * *

Будешь в обществе гордых ученых ослов,
Постарайся ослом притвориться без слов,
Ибо каждого, кто не осел, эти дурни
Обвиняют немедля в подрыве основ.

* * *

Те, кому была жизнь полной мерой дана,
Одурманены хмелем любви и вина.
Уронив недопитую чашу восторга,
Спят вповалку в объятиях вечного сна.

* * *

Если некто, у нас не спросясь, наши судьбы предначертал,
Что же зло свое и добро нам с тобою он приписал?
Ведь вчерашний день был без нас, как и завтра будет без нас.
На каких же счетах всё зло он тебе и мне присчитал?

* * *

Тот избранный, кем путь познанья начат,
Кто в небе на Бураке мысли скачет,
Главой поник, познавши суть свою,
Как небо, — ив растерянности плачет.

* * *

Те гончары, что глину мнут ногами,
Когда б хоть раз раскинули мозгами —
Не стали б мять. Ведь глина — прах отцов.
Нельзя же так вести себя с отцами!

* * *

Когда последний день придет ко мне
И в прахе я почию в вечном сне,
Кирпич мне в изголовье положите,
Чью глину замесите на вине.

* * *

На чьем столе вино, и сладости, и плов?
Сырого неуча. Да, рок - увы — таков!
Турецкие глаза — прекраснейшие в мире –
Находим у кого? Обычно у рабов.

* * *

Когда от жизненных освобожусь я пут
И люди образ мой забвенью предадут,
О, если бы тогда - сказать ли вам? — для пьяниц
Из праха моего был вылеплен сосуд!

* * *

Не избежать конца пути земного,
Вели же принести вина хмельного!
Глупец, ведь ты не золото, тебя,
Раз закопав, не откопают снова.

* * *

Я презираю лживых, лицемерных
Молитвенников сих, ослов примерных.
Они же, под завесой благочестья,
Торгуют верой хуже всех неверных.

* * *

Пусть не жадность, а радость владеет тобой,
Постарайся полaдить с коварной судьбой.
Будь всегда неразлучен с любимой и с чашей,
Дни проходят неслышной, поспешной стопой.

* * *

У занимающих посты больших господ
Нет в жизни радостей от множества забот,
А вoт пoдитe же: они полны презренья
Ко всем, чьи души червь стяжанья не грызет.

* * *

Я знаю этот вид напыщенных ослов:
Пусты, как барабан, а сколько громких слов!
Они - рабы имен. Составь себе лишь имя,
И ползать пред тобой любой из них готов.

* * *

Сверлильщики словесных жемчугов,
Искатели божественных основ,
Разгадки главной тайны не узнав,
Ушли из мира этого, потратив много слов.

* * *

Лицемеры, что жизнью кичатся святой,
Грань кладут между телом и вечной душой.
Полный кубок вина я поставлю на темя,
Если даже мне темя разрежут пилой.

* * *

Те, что ясной мысли жемчуга сверлили,
О природе бога много говорили,
Так и не узнав разгадки главной тайны,
Поболтали праздно, а потом — почили.

* * *

Снова юные розы украсили мир,
Прикажи, чтоб вина нам подали, кумир.
О загробном блаженстве и муках не думай, —
Этот вздор только в сказках уместен и мил.

* * *

О сердце, не ищи свидания с больным,
Покинут, брошен он, что ж заниматься им?
Дервишей посещай, и будет, может быть,
Сам бога послушник наставником твоим.

* * *

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.

* * *

В харабате, в обители чистых душою мужей,
Я сидел средь кумиров, весеннего утра свежей.
Виночерпий с кувшином в руке и певец возглашали:
«Всё пройдет! Не на век нам даны эти несколько дней!»

* * *

Не выращивай в сердце печали росток,
Книгу радостей выучи назубок,
Пей, приятель, живи по велению сердца:
Неизвестен отпущенный смертному срок.

* * *

Тот, кто следует разуму, - доит быка.
Умник будет в убытке наверняка!
В наше время доходней валять дурака,
Ибо разум сегодня в цене чеснока.

* * *

Бог дает, бог берет — вот и весь тебе сказ.
Что к чему - остается загадкой для нас.
Сколько жить, сколько пить — отмеряют на глаз,
Да и то норовят не долить каждый раз.

* * *

Все цветы для тебя в этом мире цветут,
Но не верь ничем у - всё обманчиво тут.
Поколения смертных придут — и уйдут.
Рви цветы — и тебя в свое время сорвут.

* * *

Пришла весна! Гляди, леса — всё зеленее,
Сверкают на ветвях ладони Моисея,
Пестрят в лугах Цветы, светясь, как Иисус,
И облака плывут, на землю слезы сея.

* * *

Даже гений — творенья венец и краса –
Путь земной совершает за четверть часа.
Но в кармане земли и в подоле у неба
Живы люди — покуда стоят небеса!

* * *

Пылай во мне к тюльпаноликим страсть,
Пои всегда, хмельная чаша, всласть!
Твердят: «Аллах раскаянье дарует».
Да обойдет меня сия напасть!

* * *

В надеждах ветру дал развеять я жизни срок,
Быть радостным хоть день один не дал мне рок,
Теперь, боюсь, стал слишком кратким мой срок, чтоб я
От рока справедливости дождаться смог!
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 14 | Добавил: davidsarfx | Теги: омар, душа, мудрость, психология, Хайям, здоровье | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar