Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2018 » Июль » 24 » Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 6.
09:01
Омар Хайям (1986 г.). РУБАИ. Часть 6.
* * *

Можно ль первому встречному тайну открыть?
С кем о том, что я знаю, мне здесь говорить?
Я в таком положенье, что суть моей тайны
Перед миром, увы, не могу возгласить.

* * *

Радости сердце мое не познало — горе мешало,
Лучших даров, чем вино, от обоих миров не вкушало.
Дай мне, о кравчий, вина! Пусть оно мне вернет мою душу.
Пусть мне дарует блаженство, что сердце мессии познало.

* * *

Пей, ибо скоро в прах ты будешь схоронён.
Без друга, без жены, твой долгий будет сон.
Два слова на ухо сейчас тебе шепну я:
Когда тюльпан увял, расцвесть не может он.

* * *

Смысла нет перед будущим дверь запирать,
Смысла нет между злом и добром выбирать,
Небо мечет вслепую игральные кости.
Всё, что выпало, надо успеть проиграть.

* * *

Творенья океан из мглы возник,
Но кто же до глубин его постиг
И жемчугу подобными словами
Изобразил непостижимый лик?

* * *

Для мудрости высокой «Хайям» палатку шил,
Сгорел в горне печали и труд не довершил.
И ножницами скрепы палатки срезал рок,
А продавец надежды ее задаром сбыл.

* * *

Как много нашей крови пролил бессудный этот небосвод,
Цветок ли расцветет - дохнет он и начисто его сметет.
О юноша, не обольщайся цветеньем юности мгновенной,
Повеет стужей и бутоны он нераскрытые убьет.

* * *

По желанью мудрецов не вертится небосвод.
Восемь ли небес сочтешь, семь ли - здесь не важен счет.
Всё равно, коль умирать, коль мечта твоя умрет, -
Съест ли муравей тебя или волк в степи сожрет.

* * *

Поутру просыпается роза моя,
На ветру распускается роза моя.
О, жестокое небо! Едва распустилась –
Как уже осыпается роза моя.

* * *

С вином и розами я шествовал доселе,
Не привели они меня к желанной цели;
Однако в сторону я не сверну: друзей
Бросать на полпути пристойно ль, в самом деле?

* * *

Мы бродили всю жизнь по горами долам,
Путь домой находили с грехом пополам.
Но никто из ушедших отсюда навеки
Не вернулся обратно, не встретился нам.

* * *

Кто урод, кто красавец - не ведает страсть.
В ад согласен безумец влюбленный попасть.
Безразлично влюбленным, во что одеваться,
Что на землю стелить, что под голову класть.

* * *

Я скитался всю жизнь по горами долам,
Но нисколько свои не поправил дела.
Я доволен и тем, - хоть превратности были —
Всё же жизнь и приятного много дала.

* * *

Я несчастен и мерзок себе, сознаюсь,
Но не хнычу и кары небес не боюсь.
Каждый божеский день, умирая с похмелья,
Чашу полную требую, а не молюсь!

* * *

Где вы, друзья, враги, где пери, дивы,
Где грусть и радость прошлого? — Ушли вы.
Так радуйтесь тому, что нам дано.
Пройдет оно, чем вы сегодня живы.

* * *

Рай здесь нашел, за чашею вина, я
Средь роз, близ милой от любви сгорая.
Что слушать толки нам про ад и рай!
Кто видел ад? Вернулся кто из рая?

* * *

Словно ветер в степи, словно в речке вода,
День прошел - и назад, не придет никогда.
Будем жить, о подруга моя, настоящим!
Сожалеть о минувшем - не стоит труда.

* * *

Иди зарей весенней к ручью — меже полей,
С друзьями иль подругой, небесных дев милей;
Пей утреннюю чашу... Свободен будешь ты
От призраков и страхов, мечетей и церквей.

* * *

Этот свод голубой и таз на нем золотой
Долго будет кружиться еще над земной суетой.
Мы — незваные гости, - пришли мы на краткое время,
Вслед кому-то — пришли мы, пред кем-то — уйдем чередой.

* * *

Ни в мечеть я, ни в церковь, друзья, ни ногой!
И надежды на рай у меня никакой.
Забулдыга, безбожник, такой я, сякой, -
Видно, бог меня сделал из глины плохой!

* * *

Доколе дым кумирни прославлять,
О рае и об аде толковать?
Взгляни на доски судеб: там издревле
Написано всё то, что должно стать.

* * *

Коль на ярком лугу в блеске вешнего дня
Чашу мне пери даст, красотою пьяня,
Как хотите, o люди, меня назовите,
Если вспомню о рае — пес лучше меня.

* * *

Нам — вино и любовь, вам - кумирня и храм.
Пекло нам уготовлено, гурии - вам.
В чем же наша вина, если все наши судьбы
Начертал на скрижалях предвечный калам?

* * *

Наполнить камешками океан
Хотят святоши - безнадежный план!
Пугают адом, соблазняют раем...
А где гонцы из этих дальних стран?

* * *

В мечетях, в храмах, в капищах богов
Боятся ада, ищут райских снов.
Но тот, кто сведущ в таинствах творенья,
Не сеял в сердце этих сорняков.

* * *

Всяк, кто в сердце знак рассудка начертал, —
В жизни ни минутки зря не расточал,
Богу ль он молился, громогласно вопия,
Чарку ли в руке он, успокоенный, сжимал.

* * *

Каждый, в ком пламенеет любовь без конца и без края,
В храме он иль в мечети, — но если, огнем изгорая,
Записал свое имя навеки он в Книге Любви,
То навеки свободен от ада, свободен от рая.

* * *

С людьми ты тайной не делись своей,
Ведь ты не знаешь, кто из них подлей.
Как сам ты поступаешь с божьей тварью,
Того же жди себе и от людей.

* * *

Чтоб жить в раю, я создан был всевышней силою небесной,
Иль в гнусном мучиться аду? Как знать? Мне это неизвестно...
Наличным дай барбат, фиал и луг с красавицей чудесной,
В рассрочку забирай эдем. Кто выиграл, скажи мне честно?

* * *

Вразуми, всемогущее небо, невежд:
Где уток, где основа всех наших надежд?
Сколько пламенных душ без остатка сгорело!
Где же дым? Где же смысл? Оправдание - где ж?

* * *

Почему этот кубок бесцветен и сух?
Где рейханский рубин, укрепляющий дух?
Позабудь ненадолго запреты ислама,
Не скоби в одиночку - напейся за двух!

* * *

Грозит нам свод небесный бедой — тебе и мне,
И надо ждать разлуки с душой - тебе и мне,
Приляг на мягком дерне! В могиле суждено
Питать все эти корни собой — тебе и мне.

* * *

Здесь башня в старину до туч вставала,
Цари лобзали здесь порог, бывало.
А нынче утром: «Где всё это, где?» —
В развалинах кукушка куковала.

* * *

Стеклянный кубок полон вина живой игрой
И стал подобен телу с кипучею душой.
Кто грузен, вял, недвижен, тот недостоин нас;
Но этот грузный кубок теперь нам не чужой.

* * *

Когда твой светлый дух покинет тело,
Иной хозяин в дом твой вступит смело.
Но не узнать ему, что стало с тем,
Что жизнью, страстью, мыслью пламенело.

* * *

Для тех, кто умирает, Багдаад и Балх — одно;
Горька ль, сладка ли чаша - мы в ней увидим дно,
Ущербный месяц гаснет - вернется молодым,
А нам уж не вернуться... Молчи и пей вино.

* * *

Сто лет я жил, греха не зная,
На мне господня благодать;
Хочу жить дальше, согрешая, —
Его терпенье испытать.

* * *

Посмотри: всё, чего я добился, - ничто.
Что узнал я и чем насладился — ничто.
Я - чудесный фонтан: истощился — ничто.
Я — волшебная чаша: разбился — ничто.

* * *

Когда последний вздох испустим мы с тобой,
По кирпичу на прах положат, мой и твой.
А сколько кирпичей насушат надмогильных
Из праха нашего уж через год-другой!

* * *

Этой чаше рассудок хвалу воздает,
С ней влюбленный целуется ночь напролет,
А безумный гончар столь изящную чашу
Создает – и об землю без жалости бьет!

* * *

Ты - дух животворящий, ты -— чистое вино,
От всех скорбей целенье в тебе одном дано.
Еще мне две-три чаши! Как можно говорить,
Что лучшее лекарство больным запрещено?

* * *

Нe убивай меня, небо, в своем опьяненье!
Видишь величье мое и твое униженье!
Из-за моей нищеты и вседневных скорбей
Проклял я сам этой жизни постыдной томленье!

* * *

Душа ни тайн вселенной не познала,
Ни отдаленной цели, ни начала.
В своем сегодня радость находи,
Ведь не воротишь то, что миновало.

* * *

Мне, боже, надоела жизнь моя.
Сыт нищетой и горьким горем я.
Из бытия небытие творишь ты,
Тогда избавь меня от бытия.

* * *

Много сект насчитал я в исламе. Из всех
Я избрал себе секту любовных утех.
Ты - мой бог! Подари же мне радости рая.
Слиться с богом, любовью пылая, - не грех!

* * *

О вино! Ты — живая вода, ты — исток
Вдохновенья и счастья, а я — твой пророк.
Я тебя прославляю в согласье с Кораном:
Ведь сказал же аллах, что вино — не порок!

* * *

Скорбeть о скорби будущей доколе?
Поверь, не радостна провидцев доля.
Будь радостен, не тесен мир для сердца,
А изменить судьбу — не в нашей воле.

* * *

Будь весел в эти мгновенья, в которые ты живешь,
Люби луноликих красавиц, чей стан с кипарисом схож.
Поскольку ты здесь не вечен, старайся стать совершенным –
И радуйся, если в мире друзей совершенных найдешь.

* * *

Доколе жаловаться мне, свое невежество кляня?
Я стал добычей стольких бед, что сердце сжалось у меня.
Теперь зуннаром повяжусь, стыдясь тяжелых прегрешений,
Стыдясь, что мусульманин я, я белого не вижу дня.

* * *

Хайям! О чем горюешь? Весел будь!
С подругой ты пируешь - весел будь!
Всех ждет небытие. Ты мог исчезнуть,
Еще ты существуешь — весел будь!

* * *

Освободись, о сердце, от плена чувств земных,
От радостей любовных, от горестей пустых!
Иди к дервишам, сердце, присядь на их порог...
И ты, быть может, станешь святым среди святых.

* * *

Хмельная чаша нам хотя запрещена,
Не обходись и дня без песни и вина;
На землю выливай из полной чаши каплю,
А после этого всю осушай до дна.

* * *

Мои заслуги точно все до одной сочти;
Грехов же, ради бога, десятки пропусти:
Их ветреность раздует все адские огни.
Уж лучше, ради праха пророка, всё прости.

* * *

Если будешь всю жизнь наслаждений искать:
Пить вино, слушать чанг и красавиц ласкать –
Всё равно тебе с этим придется расстаться.
Жизнь похожа на сон. Но не вечно же спать!

* * *

Скажу тебе, коль хочешь мой выслушать совет:
Нарядом лицемерья не обольщай наш свет.
Земная жизнь — мгновенье, другая — без конца,
Продать за миг всю вечность? Да в этом смысла нет.

* * *

О невежда, вокруг посмотри, ты - ничто,
Нет основы — лишь ветер царит, ты - ничто,
Два ничто твоей жизни предел и граница,
Заключен ты в ничто, и внутри ты – ничто.

* * *

Я, шатаясь, спускался вчера в погребок.
Пьяный старец оттуда подняться не мог.
«И не стыдно тебе, старику, напиваться?» -
Я спросил. Он ответил: «Помилует бог!»

* * *

Кумир мой, вылепил тебя таким гончар,
Что пред тобой луна стыдится своих чар.
Другие к празднику себя пусть украшают,
Ты - праздник украшать собой имеешь дар.

* * *

Вчера в гончарную зашел я в поздний час,
И до меня горшков беседа донеслась.
«Кто гончары, — вопрос один из них мне задал, -
Кто покупатели, кто продавцы средь нас?»

* * *

В час, как впервые замесили меня, —
Сотней пороков наградили меня, -—
Ясно, что теперь я улучшить не смогу
Форму, в которой сотворили меня.

* * *

Ты - творец, и таким ты меня сотворил,
Дал вина и любовной тоской напоил.
Если ты в первый день меня создал поэтом,
Так за что же тогда ты мне ад посулил?

* * *

Чистый дух, заключенный в нечистый сосуд,
После смерти на небо тебя вознесут!
Там — ты дома, а здесь - ты в неволе у тела,
Ты стыдишься того, что находишься тут.

* * *

Ты мой кувшин с вином разбил, господь!
Мне радости врата закрыл, господь!
Ты алое вино пролил на землю.
Типун мне на язык, иль пьян ты был, господь?

* * *

О, если бы крылатый ангел мог,
Пока не поздно, не исполнен срок,
Жестокий свиток вырвать, переправить
Иль зачеркнуть угрозу вещих строк!

* * *

Старайся принимать без ропота мученья,
Не жалуйся на боль — вот лучшее леченье.
Чтоб стал ты богачом, за нищенский удел
Благодари светил случайное стеченье.

* * *

Тот я, кого из ничего ты сотворил...
Много, конечно, для меня ты совершил.
Если же слаб я, то меня прости:
Сам меня ты слабым из праха замесил...

* * *

Если хочешь, чтоб крепкой была бытия основа
И хотя бы два дня провести без унынья злого,
Никогда не чуждайся веселья и пей всегда,
Чтоб успеть все услады испить из фиала земного.

* * *

Меняем реки, страны, города...
Иные двери... Новые года...
А никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.

* * *

Я научу тебя, как всем прийтись по нраву:
Улыбки расточай налево и направо,
Евреев, мусульман и христиан хвали —
И добрую себе приобретешь ты славу.

* * *

Зачем сперва ты мне себя раскрыл,
А после так жестоко отдалил?
Коль знал, что от меня ты отвернешься,
Зачем меня скитаться в мир пустил?!

* * *

Если б небо вершило лишь праведный суд,
И земной был закон справедлив, хоть и крут.
Если б там, наверху, справедливость царила,
Благородные разве бы мучались тут?

* * *

О чадо четырех стихий, внемли ты вести
Из мира тайного, не знающего лести!
Ты зверь и человек, злой дух и ангел ты:
Всё, чем ты кажешься, в тебе таится вместе.

* * *

О, если б до привала добрести,
Поверить, что придет конец пути!
О, если б через многие столетья
Хотя б травой из праха прорасти!

* * *

Мне так небесный свод сказал: «О человек,
Я осужден судьбой на этот страшный бег.
Когда б я властен был над собственным вращеньем,
Его бы я давно остановил навек».

* * *

Веселись! Ибо нас не спросили вчера,
Эту кашу без нас заварили вчера.
Мы не сами грешили и пили вчера —
Всё за нас в небесах предрешили вчера.

* * *

Чем за общее счастье без толку страдать —
«Лучше счастье кому-нибудь близкому дать.
Лучше друга к себе привязать добротою,
Чем от пут человечество освобождать.

* * *

К чему печали нам служить? Смелее веселись!
Неверен рок? Себе будь вернее, веселись!
Весь мир ничто? Тем лучше! Вообрази скорей,
Что нет тебя, и действуй вольнее, веселись.

* * *

О небосвод, я от тебя терплю мучения всегда,
Рубашку счастья моего ты разрываешь без стыда.
Коль ветер веет на меня, его в огонь ты превращаешь,
Губами я коснусь воды — в прах обращается вода!

* * *

Смертный, если не ведаешь: страха - борись.
Если слаб - перед волей аллаха смирись,
Но того, что сосуд, сотворенный из праха,
Прахом станет - оспаривать не берись.

* * *

Я в безумной любви лишь вину поклянусь,
А гулякой меня назовут — ну и пусть!
«Ты откуда идешь, — спросят, — винная бочка?» -
Так я кровью лозы благодатной упьюсь.
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 18 | Добавил: davidsarfx | Теги: омар, Восток, здоровье, психология, поэт, поэзия, мудрость, Хайям | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar