Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Тиннисская макама (сорок первая).
17:06
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Тиннисская макама (сорок первая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— В расцвете молодости моей был я послушен голосу пылких страстей, с красавицами прельстительными знался, щебетаньем их нежным наслаждался. Но вот на висках появились гонцы седины, предвещая конец весны. Время я стал проводить в праведных размышлениях и раскаялся в прежних заблуждениях.
Как отставший от каравана подгоняет верблюда, стал я добро творить всегда и повсюду, надеясь упущенное наверстать, пока мой срок не пришел перед Аллахом предстать. Веселых красавиц, средь которых я провел расцвет своих дней, заменило мне общество достопочтенных мужей. Раньше мой дом посещали танцовщицы и певицы, ныне — одни лишь благочестивцы. Дал я обет общаться только с людьми достойными, добродетельными и благопристойными, с теми лишь, чьи прегрешения после раскаяния преданы были забвению. А при встрече с распутником нечестивым, что, закусив удила, несется по жизни ретиво и, устав от ночных похождений, спит целый день в предвкушении новых бдений, я как можно дальше спешил от него отстраниться, чтобы он позором своим не мог со мной поделиться.
Однажды, спустившись по Нилу вниз, попал я в город Тиннис. В мечеть городскую, что приветливым видом манит, зашел я, гляжу: посреди проповедник стоит, окруженный плотным кольцом людей, с него не сводящих очей. А в словах проповедника твердость духа слышна и мудрость великая заключена:
— Несчастен сын Адама, сколь несчастен! Ведь над судьбой своею он не властен. Опоры твердой у него под ногами нету, пылинкою кружится он по свету. Зарезан не ножом — любовью к миру, отдал он душу ложному кумиру. Богатство копит ради похвальбы, о деньгах мысли все его и все мольбы.
Клянусь я твердь от воды отделившим, солнце и луну сотворившим, когда бы разумней был сын Адама, он бы избегнул этого срама, задумался бы над тем, что ждет впереди, и стеснилось бы сердце в его груди, он вспомнил бы о расплате неминучей и слезою бы умылся горючей.
Воистину удивления достоин тот, кто в адское пламя прямо идет, золото и серебро собирая и добром сундуки набивая. Но, право, еще удивительней тот, кто не видит, что близок расчет, кому облака седины, наплывая, закат его солнца предрекают, а он думать не хочет о спасении и прегрешений мерзостных искуплении.
И дабы подкрепить увещевание, шейх прочитал стихи в назидание:

Горе тому, у кого голова поседела,
Он же в плену обольщений греховных живет,
В суетном вихре кружится, не зная предела,
Хоть от бессилья уже головою трясет.

Скачет он яростно на скакуне наслажденья,
Не опасаясь нисколько, что в грязь упадет.
Не вызывают седины его уваженья,
Если, беспечный, он сам свою честь не блюдет.

Милости божьей за гробом такой не дождется —
Да и земноо его пребыванье но в счет:
Ведь от него, хоть над смертью он дерзко смеется,
Как от покойника, тленом могильным несет.

Если ты жаждешь оказывать благодеянья,
Молви тому, кого бремя порока гнетет:
«Кайся всем сердцем, поверь — лишь одно покаянье
Черные пятна с плаща твоей чести сотрет».


Продолжал аль-Харис ибн Хаммам:
— Когда старик закончил увещевания и замолкли его причитания, вышел вперед юноша рослый, совсем уже взрослый, в лохмотьях, едва прикрывавших тело, и к собранию обратился смело:
— О люди разумные и степенные, вы послушали наставления драгоценные. Кто совету мудрому намерен внять, должен это поступками доказать и щедростью подаяния грешные искупить деяния. Клянусь я всезнающим и всепрощающим, бедность моя не требует объяснения, а назойливость заслуживает снисхождения. Неужели мой вид не вызовет жалости в ваших сердцах? Помогите мне, и вам поможет Аллах!
Нашлось тут добрых людей немало, мошна бедняги быстро полниться стала, словно родник внезапно забил и пустыню бесплодную оросил. С полной сумою гордо шагая, он ушел, Тиннис восхваляя. Вслед за юнцом восвояси старик удалился; руки вздевая, на ходу он громко молился, Аллаху всевышнему хвалу воздавал и восславить господа всех призывал.
Продолжал рассказчик:
— Мне захотелось старца догнать и все скрытое и нескрытое о нем узнать. Долго я следом за ним шагал, но — увы — шейх молчания не нарушал. Лишь когда убедился, что за нами никто не следит и опасность ему не грозит, он обернулся ко мне проворно и приветствовал с радостью непритворной. Потом спросил:
— Восхитился ли ты этого газеленка умом?
Я сказал:
— Восхищаюсь я равно учителем и учеником.
Шейх промолвил:
— Этот юный ловец жемчужин не посрамит гордой славы Серуджа.
Я воскликнул:
— Да, сразу видно, твоего это дерева плод, искра огня твоего в нем живет!
Абу Зейд догадку мою подтвердил и сметливость мою похвалил, а потом спросил:
— Не зайти ли нам в какой-нибудь дом, где чашу вина мы могли бы распить вдвоем?
Я сказал:
— Горе тебе, ты людей к благочестию призываешь, а сам о нем забываешь!
В ответ он притворно усмехнулся, от меня отвернулся, прочь пошел, но потом вернулся и сказал:
— Запомни-ка на прощание еще одно назидание:

Душу вином омывай от печалей!
Тем же, кто станет тебя упрекать,
Ты отвечай: «Ведь потом покаяньем
Я, как и ты, буду грех свой смывать!»

Затем добавил:
— Что ж до меня, то я пойду, себе такой уголок найду, где можно и утром и вечером пить и никто не станет за это корить. Я вижу, компания моя тебе не годится и ты не умеешь веселиться. Нам с тобою не по пути — посторонись и дай мне пройти. Подсматривать за мной не пытайся и выслеживать меня не старайся!
Говорит аль-Харис ибн Хаммам:
— Тут он покинул меня и пошел, как видно не думая возвращаться; я же в огорченье вздыхал: «Лучше бы вовсе нам не встречаться!»
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1665 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar