Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Сурская макама (тридцатая).
18:15
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Сурская макама (тридцатая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Покинул я славный город, который выстроил аль-Мансур (1), и отправился в Сур. Жилось мне в Суре привольно: положение я занимал высокое и всего мне было довольно. Мог я друзей своих поддерживать и приближать, мог врагов обижать и унижать. Но вот потянуло меня в Каир, как тянется к лекарю больной и как тянется щедрый раздавать дары своею рукой. Отбросил я все, что в Суре меня держало, оставаться там заставляло, вскочил на спину сына дороги (2), и поскакал он быстрее, чем страус бежит крепконогий. Много трудностей и опасностей я испытал в пути, не раз мог я гибель свою найти, и конец путешествия меня обрадовал, как радует пьяницу утром чаша вина, а заблудившегося — дорога, которая стала ему видна.
Однажды выехал я на прогулку; мелкой рысцой бежал мой конь по каирским улицам и переулкам. Вдруг я увидел нескольких всадников, подобных светилам в ночных небесах, на славных арабских скакунах. Из любопытства я решил разузнать, кто эти люди и куда они думают путь держать. Сказали мне:
— Эти люди, увенчанные добродетелями, едут на свадьбу свидетелями.
И сразу возникло во мне побуждение попробовать свадебного угощения; вздумал я к едущим примкнуть и с ними пустился в путь. Мы проехали чуть ли не весь Каир и наконец добрались туда, где ожидался пир. Увидел я дом высокий и двор широкий и решил, что хозяева — люди богатые и тороватые. Спешились мы с коней, желая войти поскорей, и вдруг я вижу: стены передней лохмотья изодранные украшают и торбы нищенские венчают.
Такое убранство показалось мне удивительным, заголовок страницы — сомнительным. Предчувствия мрачные меня охватили и надежду на угощенье убили. Гляжу: человек какой-то сидит в углу на рваном ковре, расстеленном на полу. Я подошел к нему и стал заклинать вершителем судеб людских, гонителем волн морских, чтоб он ответил мне откровенно, чей этот дом необыкновенный. Он сказал:
— Нет у этого дома ни хозяина определенного, ни владельца законного, здесь собираются бродяги и нищие — словом, всякий, кто пристанища ищет.
Вздохнул я о том, что бесцельными были мои старания и напрасны желания. Но стыд не велел мне сразу покинуть дом, куда я добрался с таким трудом. И вошел я в двери, как в клетку заходит птица,— словно пил против воли, боясь подавиться,— и внутри увидел ложа резные, стены и потолки расписные, повсюду ковры расстеленные лежат и шитых подушек длинный ряд. Жених словно лев выступает, слуги и родственники его окружают, потом он садится на подушки, изогнув горделиво стан, словно хирский царь ан-Нуман. Один из родственников воззвал:
— Клянусь я семьей Сасана, мастера плутовства и обмана, того, кто на свете первый хитрец и для каждого нищего образец! Заключит сей союз благопристойный в день этот светлый и всяких похвал достойный не кто иной, как лучший знаток наших дел, тот, кто в нищенстве вырос и в нищенстве поседел!
Этот выбор вызвал у всех одобрение, снискал всеобщее восхищение. Вот вышел вперед шейх почтенный, согбенный — дни и ночи кости его искривили и цветы его дерева побелили. Все с приветствием бросились шейху навстречу в ожидании мудрой речи, потом затихли из уважения, а старец поднялся на возвышение, уселся, погладил бороду, на подушки облокотился и к присутствующим обратился:
— Хвала Аллаху, отцу благодеяний и щедрых деяний, просящего к себе приближающему, надежды осуществляющему, тому, кто закят с имуществ установил, а нищих отгонять запретил, кто человеку велел достатком своим с неимущим делиться и кормить убогого, который просить боится. Он, самый правдивый из говорящих, сказал и в Книге, ясно изложенной (3), рабам своим предписал: «...и тех, у кого в имуществе доля, определенная для просящего и лишенного...» (4). Восхваляю его за пищу вкусную, которую он даровал для нас, прибегаю к нему за помощью, чтоб он не дал нам услышать отказ.
Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха единого, кто побирающихся награждает, милостыню увеличивает и ростовщичество запрещает; свидетельствую, что Мухаммад — раб его преданный и любимый и посланник, рабами Аллаха чтимый; послал его бог, чтобы тьму уничтожить светом ярких лучей, чтоб уделить обездоленным из доли гордящихся богачей. Посланник сжалился над бедняками и укрыл покорных своими крылами, он имущих налогами обложил и долг милосердия им разъяснил. Пусть Аллах осенит его благословением, одарит возвышением, к престолу своему приближением!
А дальше скажу: установлено для вас Аллахом супружество, чтоб добродетели вам держаться, плодить потомство и размножаться. Сказал он — слава ему! — чтобы вы постигали: «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной, сделали народами и племенами, чтобы друг друга вы знали!» (5)
Вот Абу Ходил Клянчил ибн Просил, обладатель лица бесстыдного, вранья очевидного, крика и бормотания, приставания и надоедания, в жены берет себе назойливую и шумливую, остроязыкую и бранчливую красавицу Побиралу Умм Прилипалу (6) ради ее привычки к брани и стычке, к делам сомнительным, к местам подозрительным, за то, что к наживе устремляется живо, не предаст, не продаст, в обиду не даст. Чтобы такую невесту добыть, щедрый калым жених готов заплатить: принес он нищенский посох с сумой да битый кувшин с рваной кошмой. В зятья вы его берите и его веревку с вашей свяжите, а коль недостаток вас страшит (7) — то своею щедростью Аллах вас обогатит! Эти слова я произношу и прощенья великого для себя и для вас прошу; молю, пусть Аллах ваш союз от гибели сохранит, потомство даст многочисленное и к тому же делу определит!
Когда старец речь завершил и с родственниками невесты договор заключил, в толпу посыпалось небывалое множество сладостей и монет — щедрость подобную еще не воспел ни один поэт, и будь тут скряга, скупой не в меру,— даже он бы последовал такому примеру! А старец поднялся, волоча свои полы; он пошел впереди всей компании буйной, веселой.
Сказал аль-Харис ибн Хаммам:
— Любопытство опять меня потянуло, за собою маня,— хотелось достойно завершить веселье этого дня. Пошел я за ними к праздничному столу, который от яств ломился,— как видно, повар искусный над ним потрудился. Гости расселись, опережая друг друга, и каждый пустил свои пальцы пастись по цветущему лугу. Я хотел потихоньку встать и от наступающей армии убежать, но старик посмотрел на меня внимательным взором с явным укором и сказал:
— Отчего же ты до поры выходишь из нашей игры, компанию благородную покидаешь, нами пренебрегаешь?
Я сказал:
— Клянусь тем, кто расположил небеса одно над другим и пронизал их светом своим, не возьму я в рот ни куска, не сделаю ни глотка, пока ты не скажешь, откуда ты родом, и где ты рос, и что за ветер в Египет тебя занес.
Услышав мои слова, старец вздохнул глубоко и слезы стал проливать обильным потоком. Когда же слезы иссякли, он умолкнуть всех попросил и во всеуслышанье возгласил:

Мне Серудж — земля родная,
Лучше города не знаю,

Сколько ни бродил по свету —
Не видал богаче края:

Воды слаще Сальсабиля
В сад пустыню превращают,

Люди там, блестя как звезды,
В горних замках обитают,

Ветры благостные веют,
Ароматы рассыпая;

Снег сойдет — покров цветочный
Землю пышно убирает.

Скажет, кто Серудж увидит:
Здесь порог земного рая!

Плачет, кто Серудж покинет,
Ливнем слезы проливая.

Прогнала меня оттуда
Чужаков жестоких стая,

Я в печали дни и ночи
И вздыхаю и рыдаю.

Неотступные заботы
Жалят не переставая,

А надежда где-то медлит,
Поступь у нее кривая.

Как же я отрину козни,
Что судьба мне строит злая?!


Говорит рассказчик:
Когда он Серудж упомянул и ковер стихов предо мной развернул, понял я — это Абу Зейд со своими друзьями новыми, красноречив, как и прежде, хотя дряхлость сковала его оковами. Я радостно кинулся к нему, позабыв про его проделки, и стал с ним есть из одной тарелки. И потом каждый день к его огню я свой путь устремлял и раковины своих ушей жемчугами слов его наполнял, пока ворон разлуки не прокаркал нам расставание, и было оно — словно глаза с веком прощание.

Примечания.

(1) ...город, который выстроил аль-Мансур...— Багдад, столица аббасидского государства, выстроенная вторым халифом этой династии — аль-Мансуром — в 762 г.
(2) Сын дороги — конь.
(3) Книга, ясно изложенная — один из эпитетов Корана.
(4) ...и тех, у кого в имуществе доля, определенная для просящего и лишенного...— Цитата из Корана (сура 70, ст. 24—25).
(5) «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной, сделали народами и племенами, чтобы друг друга вы знали!» — Цитата из Корана (сура 49, ст. 13).
(6) Абу Ходил Клянчил ибн Просил... Побиралу Умм Прилипалу...— Слова «абу», «ибн», «умм», входящие в состав арабского имени, означают соответственно: «отец», «сын», «мать». Ср. примеч. 5 к макаме 5.
(7) ...а коль недостаток вас страшит...— Перефразированная цитата из Корана (сура 9, ст. 28),
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1753 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar