Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Мервская макама (тридцать восьмая).
17:29
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Мервская макама (тридцать восьмая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— С тех пор как стали дороги тянуться к моим ногам и чернила стал извергать мой калам (1), полюбил я полезные изречения и истории назидательные, поучительные рассказы разыскивать стал старательно, из источника мудрости их я жаждал напиться, как путник ночной к огню стремится. А владельцев адаба когда я отыскивал, то удерживал их за стремя и закят с их сокровищ взыскивал, но такого, как серуджиец, я не видал и никогда не встречал, у кого бы из туч ливень лился сильнее и кто бы смолу клал на дырки точнее. Однако он был непоседлив, словно месяц на небесах, и подвижен, словно пословица, что у всех на устах. Меня манил его красноречия свет и привлекала тонкость его бесед — ради них часто родину я покидал, а тяготы путешествия сладостными считал.
Однажды во время странствий решил я в Мерве остановиться — свидание с Абу Зейдом мне предсказали птицы (2). Искал я его на рынках и на майданах, путешественников расспрашивал в ханах, да никак не мог я напасть на след: кого ни спрашивал — нет как нет! Наконец отчаяние победило желание и надежду сменило разочарование.
Как-то раз посетил я мервского вали — а он был из тех, в ком власть и богатство благородства не затмевали. И вдруг появился Абу Зейд, в рубище нищенское одетый, а на лице его — лишений приметы. Он приветствовал вали, как бедняк, что пред владыкой заискивает и его благосклонность снискивает. Затем он сказал:
— Да избавит Аллах тебя от порицания, да исполнит твои желания! Знай: на кого дела возлагаются, к тому упования устремляются, а кто заслужил превозношения, к тому возносят прошения. Счастлив тот, кто, видя судьбы благосклонность, питает к благодеяниям склонность, отчисляя закят с обильных благ в пользу того, кто сир и наг. И блажен, кто возлагает на себя ублажение всех, достойных его уважения. Ты гордость времени, города ты опора, к тебе с надеждой обращаются взоры, и к дверям твоим тянутся караваны, привлеченные щедростью благоуханной. Просьба любая в доме твоем оседает, и к людям покой с ладоней твоих стекает; Аллаха великая милость тебя осеняет и твои закрома наполняет.
Посмотри на меня, несчастного старика: участь моя горька. Было время — ветви мои зеленели и плоды на них обильные зрели, а когда запылала моя голова сединой (3) — встали беды у меня за спиной. Пришел я к тебе из страны далекой, сраженный нуждою жестокой, мечтая, что меня напитает море твое полноводное и возвысит покровительство твое благородное.
Надежда просителя согревает и дарителю помогает. Пусть подскажет тебе божий страх обойтись со мною, как с тобой обошелся Аллах, дать мне то, что я заслужил по нраву, и тем приумножить твоей добродетели славу. Не отворачивай свой светлый лик от бедняка, что в собранье твое проник, и пусть ладонь твоя не сжимается для того, кто с мольбой к тебе обращается и поддержки просить решается.
Жадный любви не дождется, скупому купить себе славу не удается. Нет, умен только тот, кто щедро добычу свою раздает, и если одаривать начинает, то град даров своих не прекращает. А поистине благороден лишь тот, у кого из рук поток золотой течет, от кого ты ни разу не услышишь отказа.
Тут Абу Зейд замолчал, присмирев, надеясь, что щедрые всходы даст его обильный посев. Вали тоже молчал — он поджидал: польется еще вода или весь источник старик исчерпал (11). Даст ли искры его огниво, разжигая огонь ушам и умам на диво. Абу Зейд не понял причины его молчания и столь долгого ожидания его сострадания и подаяния. Заговорил он, гневом пылая, на ходу стихи сочиняя:

Не презри мудреца за то, что босиком
Явился он к тебе голодным бедняком!

Согбенного нуждой надежды не лишай —
Молчит он пред тобой иль остр он языком.

Просителю прости назойливость мольбы,
Того, кто смят бедой, одаривай добром.

Ведь пользу лишь тогда богатство принесет,
Коль славою оно тебе украсит дом.

Кто славу покупал за щедрыо дары —
В убытке никогда тот не бывал потом.

И умному простят стяжанье благ земных,
Коль щедростью своей к богатству он влеком.

Стремясь творить добро, прими высокий сан —
Так славу обретешь ты собственным трудом,

И во сто крат сильней, чем амбры аромат,
Хвала свой аромат распространит кругом.

Но скупость никогда не встретится с хвалой,
Как страусу вовек не встретиться с китом! (4)

Да, кто раскрыл ладонь — снискал любовь людей,
Но добрых слов никто не скажет о скупом:

Скупец найдет предлог подарка избежать,
За то клянут его и поминают злом.

Убогому без слов ты блага расточай —
Пусть будет он смущен даров твоих дождем.

И торопись, пока превратности времен
Не изогнут тебя уродливым крючком.

У каждого из нас изменчива судьба,
Ей долго не бывать в обличил одном.


— Прекрасно! — воскликнул вали, когда Абу Зейд замолчал наконец.— Теперь скажи, откуда ты родом и кто твой отец.
Абу Зейд прищурился с легкой насмешкой и ответил стихами, ни минуты не мешкая:

Об отце не пытай — мужа ты испытай,
А потом прогони иль наперсником сделай.

Если сладко вино — то не все ли равно,
Что отцом его был виноград недозрелый?


Сказал рассказчик:
— Его красноречия небывалая сила вали вконец покорила, растрогался он старика печальной судьбой и, как близкого родственника, усадил его рядом с собой. Потом казначея в сокровищницу послал и столько подарков принести приказал, чтобы отныне гордо влачился длинный подол старика, чтобы ночь без забот показалась ему коротка. И ушел Абу Зейд с набитой мошной и веселой душой. Вышел я за ним по пятам и пошел по его следам. Ушли мы из дома вали туда, где чужие нас не видали и не слыхали. И тогда я сказал:
— Удача сопутствует тебе: наградил тебя вали дарами, вняв твоей слезной мольбе.
Абу Зейд просветлел и просиял, Аллаху всевышнему пышно хвалу воздал и, плечи с достоинством распрямляя, сказал он, гордости своей не скрывая:

Кто успех оплатил благородством родителей,
Кто —делами, которыми хвастаться нечего;

Мне ж успех подарили не предков достоинства,
А ученость моя и мое красноречие!


И добавил:
— Горе тому, кто с адабом незнаком, и достоин похвал, кто его добывает упорным трудом.
Так, возбудив во мне восхищение, он ушел и покинул меня в огне огорчения.

Примечания.

(1) ...чернила стал извергать мой калам...— т. е. когда я научился писать; другое объяснение: когда я достиг половой врелости.
(2) ...мне предсказали птицы.— Гадание по полету птиц было распространено еще в доисламскую эпоху. Человек, задумав что-либо, находил птичье гнездо и вспугивал сидящую там птицу. Если птица летела направо, это означало положительный ответ, налево — отрицательный.
(3) ...запылала моя голова сединой...— Цитата из Корана (сура 19, ст. 3).
(4) ...Как страусу вовек не встретиться с китом! — т. е. как не встретится никогда сухопутное животное с морским.
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1630 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar