Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Мекканская макама (четырнадцатая).
20:50
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Мекканская макама (четырнадцатая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Я покинул славный Дар ас-Салам и отправился в хаджж, как велит ислам. По воле Аллаха завершили мы все обряды и телесную сладость снова вкусить были рады. А когда возвращаться наступила пора, настигла нас летняя жара, и заставил меня беспощадный зной искать защиты над головой. Я сидел с друзьями под покровом палатки, и наша беседа текла остроумно и сладко; А жара между тем разгоралась, и в камнях раскаленных слепли от солнца хамелеоны. Вдруг перед нами оказался старик дряхлый, еле бредущий, а рядом с ним — юноша цветущий. С тонким приветствием старик обратился к нам, словно к старым друзьям. А мы внимали и восхищались, как с ожерелья его речей жемчужины рассыпались. Но удивлялись, что он посмел свой обильный поток пролить — ведь дорогу его потоку мы еще не успели открыть. Наконец мы спросили:
— Кто ты, старик? И как ты сюда без разрешенья проник?
И ответил он:
— Я — проситель, нужда — мой гонитель, мой жалкий вид — за меня поручитель, ваша помощь — мой избавитель! А что же до моего вторжения, которое вызвало ваши сомнения, то оно не заслуживает удивления, ибо щедрость таит в себе притяжение!
Мы спросили его:
— Как сюда отыскал ты путь? Тебе указал его кто-нибудь?
Он ответил:
— У щедрости есть аромат, влекущий людей в ее благовонный сад. Указало дорогу мне ваше благоухание к сиянию вашего благодеяния, и направил стопы мои к вам добродетели вашей струящийся фимиам!
Тут мы захотели узнать, какую помощь можем ему оказать. Он сказал:
— Желанье мое сейчас вам открою, а вот у сына есть желанье другое.
Оба желания исполнить мы были готовы и к старику обратились снова:
— Ты старший — тебе и первое слово!
Он сказал:
— Это верно, клянусь Аллахом, земли и неба творцом! Встрепенулся и стал говорить стихи, повернувшись к нам вдохновенным лицом:

Скакал мой конь во весь опор,
Но пал в пути, копыта стер.

Домой добраться — нету сил
Преодолеть пустынь простор.

Ни даника в кармане нет.
Как нищете я дам отпор?!

Смятение играет мной,
И хитростей померк узор.

Пройти пешком столь долгий путь —
Вести с судьбой неравный спор.

Отстать от спутников в пути —
Принять свой смертный приговор.

Моей печали нет конца,
И слезы застилают взор.

О вы, прибежище надежд,
Несчастный длани к вам простер!

Дары текут из ваших рук
Щедрее, чем потоки с гор.

Всегда спокоен ваш сосед —
Его не ждет нужды измор.

Λ кто нашел у вас приют —
Не ищет уж других опор.

Кто вашей милости просил —
Не ошибался до сих пор!

О, сжальтесь, помогите мне
Вернуться вновь в родной шатер!

Изведавши мое житье —
Мой голод, жажду, мой разор,

Роптать вы стали б на судьбу,
Ей за укором слать укор.

А знали б вы мой знатный род
И добродетели убор,

И сколько я наук постиг,
И как умом я смел и скор —

Тогда б узрели мой талант
Несчастьям всем наперекор!

О, если б был я неуч`ен
И ум мой не был так ост`ер!

Безжалостен мой злобный рок,
Меня обрекший на позор!


Сказали мы:
— Эти стихи нам открыли твои страданья и разъяснили твое желанье. Мы достанем тебе верблюдицу и доставим тебя домой. А о чем у нас сын попросит твой?
Старик приказал:
— Говори, сынок, нам не к лицу немота. Пусть Аллах не наложит печать на твои уста!
Юноша вышел вперед — будто воин ринулся в бой — и в ход пустил, словно меч, язык отточенный свой. И прочел стихи:

О вы, владетели сана,
Могучей силы султаны!

Встающие на защиту
От злобных козней шайтана!

О реки благодеяний
И милостей океаны!

Прошу я только кусочек
От жареного барана

Или похлебку с лепешкой —
Хвалить за то не устану.

А если и это много —
То лубьи и баклажана.

А нет — хоть фиников горстку,
Отказываться не стану.

Чем можете — поделитесь,
Все благо, клянусь Кораном!

Нужны мне в пути припасы,
Стремлюсь я к родному клану.

Я верю, что ваша помощь
Надежнее талисмана:

Я знаю, ваши ладони
В благих дарах неустанны.

А ваши уста Аллаху
Хвалу твердят постоянно.

Желанье мое ничтожно
Для тех, кто в щедрости рьяны.

Награду за милость вашу
Получите без обмана —

Стихи, звучащие звонче
Касыд любого дивана!

Сказал аль-Харис ибн Хаммам:
— И когда он закончил эти слова, поняли мы, что львенок не хуже льва. Тогда отца на верблюдицу мы посадили, а сына запасами снабдили. За эти дары нас они восхвалили еще, и хвала тянулась за нами длинным плащом. Когда же они решили отправиться в путь и пояса для пути затянуть, я спросил старика:
— Ну как, не скажешь, что это — обещанье лжеца Уркуба (2)? И есть ли еще желанье в душе у Якуба (3)?
Он сказал:
— Упаси Аллах, прекрасны ваши благодеяния, унесли мое горе славные ваши даяния.
Я возразил:
— Тогда и ты отплати нам добром — нет, не золотом, не серебром,— а скажи, где твой город, ведь мы в смущении относительно вашего происхождения.
В ответ мы услышали вздохи его и стенанья, и потом он стал говорить стихи, сдерживая рыданья:

Серудж — мой город родимый,
Далекий, недостижимый.

Враги его захватили,
И зло их непоправимо.

Клянусь я Кабой священной,
Чья правда неодолима,—

С тех пор как Серудж покинул,
Горюю неутолимо!


Тут глаза его набухли слезами, потом против воли слезы из глаз покатились сами: старик не хотел их проливать, да, видно, не мог сдержать. Продолжать свои речи стало ему невмочь, попрощался он коротко, и оба поехали прочь.

Примечания.

(1) ...и телесную сладость снова вкусить были рады.— Во время исполнения обрядов хаджжа на мусульманина налагается ряд запретов (в том числе запрет на супружеские отношения, охоту, уход за волосами и ногтями и т. д.).
(2) ...обещанье Уркуба — поговорка, употребляемая в тех случаях, когда выполнение обещания намеренно затягивается. Ее возводят к рассказу об Уркубе из оазиса Хайбер, который обещал своему брату плоды одной из своих пальм и затягивал выполнение обещания до тех пор, пока от плодов ничего не осталось.
(3) ...есть ли желанье еще в душе у Якуба? — Намек на 12-ю суру Корана, излагающую вариант библейской истории Иосифа. Когда Якуб (Иаков) вновь обрел потерянного сына, в его душе больше не осталось желаний.
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1625 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar