Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Малатийская макама (тридцать шестая).
17:38
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Малатийская макама (тридцать шестая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Привел я в Малатью караван, расставшись с местами родными, и был мой кошель наполнен монетами золотыми. Там я привык на водопои беседы каждый день приводить свой язык и закидывать сети в водоемы острот — уж от меня ни одна из них не уйдет! Что вниманья достойно — я примечал, красноречивых я привечал, пастбищ адаба пе пропускал.
Когда делами кончил я заниматься и решил, что пора с Малатией расстаться, пошел я купить себе в дорогу всего понемногу. Когда же и с этим было покончено дело и к отъезду все, как говорится, вскипело, я увидел компанию честную — из девяти человек, небольшую; они на пригорок поднялись и вином запаслись. Приятность их поведения и сладость слов меня приковали крепче любых оков. Захотелось мне на прощание посидеть в этой милой компании — не ради того, чтоб вина напиться, а чтобы беседой упиться, не ради того, чтобы чаши свершали привычный круг, а чтобы пополнить знаний своих сундук. И я их компанию округлил, ибо десятым был.
Я понял, что это люди из чужих друг другу племен, пришедшие с разных сторон, но к адабу страсть их объединила, сплотила, навеки сроднила, и стали они как братья единоутробные, созвездию Близнецов подобные. Всевышнего я возблагодарил за то, что мне встретиться с ними судил, и стрелы свои стал вместе с их стрелами запускать, а душу свою их видом, не их вином ублажать. И скоро привели нас пути разговора к тому, что мы стали по кругу задавать загадки друг другу на слова, которые звучат одинаково, но значенья имеют разные, порой друг с другом не связанные, как если бы ты сказать захотел «надел» иль сочетание слов нашел, как, например, «про кол».
Мы слова старательно подбирали, то плоды, то шипы срывали; тут и тьма ночная, и свет дневной заспорили меж собой. И пока мы раскручивали ковры то крепкие, то непрочные и вылавливали куски то жирные, то худосочные, подошел к нам старик изможденный, годами долгими иссушенный, по, как видно, в адабе искушенный: он внимательно слушал, все понимал и нами рассыпанное подбирал. Наконец у всех мешки опустели и стрелы больше не достигали цели. И когда он увидел, что наши умы заглохли, что наши колодцы пересохли, он полы одежды своей подобрал и, отвернувшись, сказал:
— Не все — финик, что на пальме чернеет, не все — вино, что в бокале краснеет!
Мы же вцепились в него, как вцепляется в ветку хамелеон, и стали требовать, чтобы с нами остался он:
— За слова свои, братец, отвечай, обнаружил прореху — так зашивай! Допустимо ли рану нанести и несчастного бросать кровью истекать?
Он вздохнул, поводья свои натянул, усмехнулся, вернулся, к нам обернулся и сказал:
— Раз уж решили вы на меня накинуть аркан, рассужу вас, как Сулейман: внемлите же мне, адибы славные и речистые, владельцы умов золотых и вина золотистого! Загадки словесные для умов испытание и поучение, потаенного извлечение. Здесь всякое сочетание должно быть доступным для понимания, должно совпадать и слов написание и для уха приятным быть их звучание. Если эти условия не соблюдаются, то загадки достойными не считаются. Вы же эти границы преступали, что годится, что нет — не разбирали, от плохого не отступали.
Мы согласились:
— Слова твои верные, среди наших загадок были и скверные. Угости же нас твоим отборным зерном, напои обильным дождем!
Он отозвался:
— Сейчас докажу, что я не пустой болтун, не бездельник и не хвастун!
Против главного заводилы он встал и такую загадку ему загадал:

О ты, адиб красноречивый, полный сил!
Каким предметом обозначишь «измельчил»? (1)

Потом к другому он повернулся и приветливо улыбнулся:

О ты, кто всех адибов превзошел,
Чей ум остер, как у ехидны жало,
Сумеешь ли найти в короткий срок
Предметы со значением «питала»? (2)

А взглянув на третьего умильно и сладко, он сказал ему такую загадку:

О ты, звезда мужей красноречивых,
Прославленных ученых идеал,
Скажи, какая появилась птица,
Когда певец все песин исчерпал? (3)


Потом он к четвертому обратился и в загадке своей опять не сбился:

О ты, кто адаба премудрость изучил,
Найди предмет, чтоб заменил глагол «крутил» (4),


Тут он к пятому подошел и для него загадку нашел:

Светило науки и доблестный муж,
Чей ум средь людей воссиял,
Скажи многозначное слово, коль ты
Одежду с кого-нибудь снял (5).

Потом на соседа его бросил взгляд и шестую загадку сказал подряд:

Сумевший средь мудрых мудрейшим прослыть,
Животное в глину сумей превратить! (6)


Седьмому он подмигнул и ни на минуту с пути не свернул:

Благороднейший ученый,
Ты любую мысль докажешь!
Мне ответь без проволочки:
«Эй, противник!» — как ты скажешь? (7)


Восьмому он сделал знак и к нему обратился так:

Твоих мыслей великих
Не предскажешь полета.
Объясни, что такое
«После охоты»? (8)


Сказал он девятому:
— Слушай внимательно и отгадай обязательно:

В силах ты победить и знакомого и незнакомого,
Отвечай же мне, как обозначишь ты часть насекомого? (9)


Говорит рассказчик:
— Затем он ко мне обратился, меня за плечо потряс и произнес тотчас:

Твоя догадливость и мудрость велика.
Не скажешь ли, что ближе цветника? (10)


Потом сказал:
— Напоил я вас и передышку теперь даю, а если хотите — вторично всех напою.
Говорит рассказчик:
— Пламень жажды нас охватил, и мы попросили, чтобы он снова нас напоил. Он откликнулся:
— Я своих собеседников уважаю, пир приправой не заменяю.
Тут он первого к себе поманил и такую загадку предложил:

Светоч знаний, чья мысль обгоняет птицу,
Как бы выразил ты: «Возьми вереницу»? (11)


И на второго он взгляд обратил, вторую загадку вслед за первой пустил:

Ты в любых делах поражать привык
Всех противников без изъятия.
Отыскать сумей слово нужное,
Чтобы выразить: «При занятиях» (12).


А на третьего он кивком указал и такую загадку ему сказал:

Как аль-Асмаи, ты велик, умен,
А характером еще приятнее.
Ты сумеешь ли словом выразить
Сочетание: «Настил опрятнее»? (13)


Потом на четвертого поглядел и ему загадку пропел:

В состязаниях ты подвизался не раз,
Но ни разу ты в них не опешил.
Без хлопот и помех отвечай мне тотчас,
Как ты выразишь: «В сторону бреши?» (14)


Тут он к пятому обернулся, ему улыбнулся:

Ты, который восхищеньем
Всех адибов наслаждался,
Говори без промедленья,
Как ты скажешь: «Зверь питался»? (15)


А шестому он загадку сказал по-другому:

Ты, чьи помыслы всегда полны ученой страсти,
Как ты скажешь про сосуд, «лишенный нижней части»? (16)


Потом на седьмого уставил взор и вызвал его на спор:

То, что я тебе придумал,
О мудрец, конечно, просто:
Как ты скажешь по-другому:
«Ниже костного нароста»? (17)


Восьмому улыбку он подарил и так с ним заговорил:

О велеречивый, ответь, не таясь,
Как скажешь ты: «Всасывал болотную грязь»? (18)


Девятому тут черед пришел — старик и ему загадку нашел:

О ты, чей разум славен и прекрасен,
Как выразить сумеешь: «запад красен»? (19)


Потом пятерней за мой рукав ухватился и ко мне последнему обратился:

О ты, прославленный среди сущих,
Попробуй выразить «о текущих» (20).


Сказал аль-Харис ибн Хаммам:
— Мы загадками этими наслаждались, но до смысла их так и не добрались и старику признались:
Наши лошади не выдержат состязания, наши руки не развяжут узлы понимания; объяснишь нам — окажешь благодеяние, утаишь — повергнешь в отчаяние.
Заколебался он и долго молчал, словно сам с собою в мейсир играл, наконец решился — и так нам сказал:
— О вы, красотой языка пленяющие, драгоценные камни слов рассыпающие, научу вас тому, чего не знаете, о чем не подозреваете.
Мы обещали в памяти все удержать и впредь цветами его речей собранья ученые украшать. Тут стал он оттачивать мечи умов и вытряхивать содержимое рукавов, так что ярче солнца умы засияли, а рукава — словно полными никогда не бывали.
Говорит рассказчик:
— Когда же он захотел от нас ускользнуть, мы не пытались его вернуть, а только спросили, где его родина, куда направит он путь. Всхлипнул старик печально и тонко, словно мать, потерявшая ребенка, потом воскликнул:
— Спаси Аллах! — и такую речь сказал в стихах:

Я в любой стране, как дома,—
Отдаленной, незнакомой,

Но в Серудж стремлюсь я сердцем,
Хоть не ждут меня хоромы.

Сладок дождь из туч Серуджа,
Нет ни молний в них, ни грома.

Краше нет земли на свете,
Выше нет душе подъема!

Но меня в родимый город
Не ведут путей изломы.


Заслушавшись, все навострили уши, а я закричал:
— Это Абу Зейд ас-Серуджи! Лучше его речи никто не скажет, остроумия тоньше никто не покажет!
И стал я описывать, как он умеет вышивать словами узоры, как ему подчиняются умы и взоры. Повернулся к нему — а его уж и след простыл: он ускользнул и унес все, что от нас получил. Мы пожалели, что он ушел, подивились, что не простился, и узнать не могли, куда он направился и где поселился.

Примечания.

(1) Потолок.
(2) Кормила.
(3) Перепел.
(4) Вертел.
(5) Раздел.
(6) Ославил (осла в ил).
(7) Овраг (О враг!).
(8) Слова (с лова).
(9) Полосы (пол-осы).
(10) Досада (до сада).
(11) Наряд (на ряд).
(12) Удел (у дел).
13 Полчище (пол чище).
(14) Напролом (на пролом),
(15) Котел (кот ел).
(16) Бездна (без дна).
(17) Дорога (до рога).
(18) Пилил (пил ил).
(19) Закатал (закат ал).
(20) Прольющиеся (про льющиеся).
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1500 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar