Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Магрибинская макама (шестнадцатая).
20:39
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Магрибинская макама (шестнадцатая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Был я в Магрибе — не на торге, не на ловитве, а в мечети на вечерней молитве. Когда все положенное я завершил и добавил то, что добавить решил, увидал я компанию, сидевшую в отдалении. Ну и люди — прямо на удивление! Огнивом речей то и дело искры они высекали и чашу беседы по кругу пускали. Захотелось мне с ними поговорить, словцо остроумное уловить и жажду познания угомонить. Как прихлебатель спешит на пир, устремился я к ним, чтобы снять с их варева жир, и спросил их:
— Примете гостя? Я пришел насладиться беседой — отнюдь не объесть соседа! Меня приманил остроумия сок, а не сочного мяса кусок!
И они меня присесть пригласили, потеснились и место мне уступили. Я уселся быстрее, чем молния в небе мелькнет, скорее, чем птица испуганная вспорхнет, как вдруг приблизился странник с мешком за плечами и приветствовал нас всего лишь двумя словами. Затем сказал:
— О мужи благородные, не бесплодные, годные на деяния богоугодные! Неужели не знаете, что дело самое драгоценное и почтенное — нуждой удрученного исцеление благословенное и что самая крепкая веревка спасения — бедняка обделенного утешение?
Клянусь тем, кто меня на правильный путь наставил (1) и к потокам милости вашей направил, я — из дальней страны изгнанник, всех обиженных и неимущих посланник. Кто из вас нашу скорбь утолит, ярость голода нашего усмирит?
Они сказали:
— Эх ты, поздно явился, мы уж подъели последки, остались от ужина одни объедки. Если жалких огрызков тебе не мало — забирай, нам их жалеть не пристало!
Он ответил:
— Тот, кого нужда допекла и разорила дотла, будет сыт и крошками со стола.
Тут каждый из них слуге своему приказал принести, что осталось — что бог послал. Понравилось страннику их решенье — воздал он хвалу им и сел подождать угощенья. А мы принялись опять самоцветы мудрости из недр извлекать и в источники красноречия вёдра свои опускать. И стали для развлечения подбирать такие речения, которые справа и слева читаются и притом не меняются, как если бы ты сказал: «Лавы вал».
И мы занялись составленьем подобных фраз, каких никто еще не придумал до нас, по правилу: тот, кто начинает, на нить состязания три жемчужины надевает; тот, кто справа сидит от него,— четыре, а следующий — пять на эту нить должен нанизать. А последнему — целых семь выходило — ведь сколько «спящих в пещере» (2), столько нас было. На беду мою, тот, кто справа сидел от меня, был проворнее всех в высеканье огня: он медлить не стал и сказал:
— Город Акка дорог.
Тот, кто сидел еще правее, четыре слова сказал поскорее:
— Тесен луг — гул несет.
А сосед его извлек из мешка пять слов, как раскрытая рука:
— И дев в шалаш введи.
Предпоследний, задумавшись едва, предложил такие слова:
— Я рад узору, деду розу даря.
Подходил черед и мне сказать — целых семь жемчужин на нить нанизать. В уме я то строил, то разрушал, то пытался добавить, то отбавлял. Тут и помощи было б просить не стыдно, да только помощников нигде не видно. Когда же улегся ветер слов и стало ясно, что к ответу я не готов, вздохнул я:
— Когда б серуджиец здесь оказался, он бы не растерялся!
Они откликнулись:
— Или судья Ияс — было б и в нем спасенье для нас!
Погружались мы в моря затруднения, отомкнуть пытались двери правильного решения, а этот пришелец, глядя на пас презрительно, подбирал втихомолку жемчужины удивительные. Когда ж он увидел, что мы стараемся зря, что жалкой лужей оказались наши моря, сказал он:
— Пустое дело, если бесплодная рожать захотела! Больному нечего ждать исцеления, коль наука не знает болезни его лечения!
Затем ко мне обратился:
— Могу я дело твое исправить и тебя от позора избавить. Если хочешь прозой сказать и при этом ошибки избежать, то говори без боязни, словно слышишь толпу, ждущую чьей-то казни: «Шорох — лепет ропота: а топор тепел, хорош!»
А хочешь стихами — вот тебе перевертыш прелестный, только не буквенный, а словесный:

Голодного подкармливай,
Обласкивай безродного,
Негодного отталкивай,
Порочного, бесплодного —
Свободного обычаи.
Обычаи свободного:
Бесплодного, порочного
Отталкивай, негодного;
Безродного обласкивай,
Подкармливай голодного.


Говорит рассказчик:
— Своим он умением нас покорил, глубиною мыслей пленил. Стали мы его восхвалять и подарками без конца наделять, он уж и сам удержал наш поток — видно, больше снести не мог, подобрал подол, на спину взвалил мешок и, прощаясь с почтением, ответил нам восхвалением:

Как прекрасны вы, люди добрые,
Благородные и учтивые!

Превзошли вы всех по достоинствам,
Правдолюбцы благочестивые!

Слово скажете — в восхищении
Онемеют все говорливые!

Вас едва попросишь о помощи —
Потекут ручьи торопливые.

Коль с дождем сравнить ваши милости —
Это ливни будут бурливые!


Отошел он на несколько шагов и тут же вернулся, словно искал защиту и кров. Он сказал:
— О помощники тех, кто с родными простился и хлеба насущного лишился! Ночь уже наступила и все проходы тьмою сокрыла. Стал стеной предо мною мрак, и дорогу домой нельзя отыскать никак. Нет ли светильника, чтобы светил мне в пути, не дал бы споткнуться, указал бы, куда идти?
Говорит рассказчик:
— Мигом тут факел притащили, языки его пламени лица нам осветили, и я увидел того, кто милости наши снискал,— это был Абу Зейд, которого я искал! Я сказал друзьям:
— Вот он — тот, кто всегда попадает в цель; корабль его речи никогда не сядет на мель!
Все тут взоры свои в него вонзили и остаться с нами его попросили, чтобы долгую ночь сладкой беседою сократить, а за то обещали от бедности его излечить. Ответил он:
— С радостью я бы радость вам подарил и радушию вашему душу бы отворил, но детки мои дома плачут от истощения и ждут с нетерпением моего возвращения. Мне приятной беседою здесь наслаждаться — а им от голода с жизнью прощаться! Схожу я к ним — пусть набьют желудки и заменят печали свои на шутки. Вернусь — и хоть до самой зари с вами о чем угодно буду я говорить.
Мы решили мальчика с Абу Зейдом послать — пусть поторопит, чтобы нам его долго не ждать. Мальчик взял у нашего гостя мешок и на спине его поволок. Поход их надолго затянулся; вдруг мальчик один, без Абу Зейда вернулся. Мы спросили:
— Ну, посланец наш верный, отвечай, куда подевался этот обманщик скверный?
И мальчик ответил:
— Повел он меня нехожеными путями, то оврагами, то холмами; наконец мы добрались до хижины покосившейся, развалившейся. Он сказал: «Вот обитель моих благородных отцов и гнездо моих голодных птенцов». Тут же он в двери постучал, мешок у меня отобрал и сказал: «Спасибо тебе, облегчил ты мне ношу и заслуживаешь награды хорошей. Вот с полей поучения тебе урожай — слушай меня и соображай! И продекламировал:

Когда ты увидишь на пальме плоды —
Не вздумай оставить на будущий год!

А если случится попасть на гумно,
Зерном набивай поплотнее живот.

Ведь тот, кто помедлит, добычу найдя,
Сам станет добычей, в силок попадет.

Не стоит тебе заплывать глубоко —
Поток перейти безопаснее вброд.

Не верь обещаньям, а сразу бери —
Лишь то, что имеешь, приносит доход!

Пореже старайся друзей навещать —
Любому докучен твой частый приход.

И добавил:
— Слова мои в душе сохраняй и в делах к этой мудрости прибегай, теперь же к друзьям своим ступай. Им, богохранимым, ты передашь привет, сообщишь мой завет и скажешь: «Пустой ночной разговор — величайший грех и позор!» Я осторожности не теряю и беспечность в душу к себе не пускаю!
Говорит рассказчик:
— Тут-то мы поняли уловку, узнали повадку и сноровку и стали друг друга упрекать, что поверили выдумкам и дали ему удрать. А потом разошлись, удрученные, неудачею огорченные.

Примечания.

(1) Клянусь тем, кто меня на правильный путь наставил...— т. е. Аллахом.
(2) ...ведь сколько «спящих в пещере»...— Намек на суру 18 Корана, в которой нашла отражение старинная христианская легенда о семи спящих отроках — эфесских христианах, укрывшихся в пещере от преследований римского императора и проспавших в ней более 300 лет.
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1743 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar