Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 28 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Евфратская макама (двадцать вторая).
19:27
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Евфратская макама (двадцать вторая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Как-то раз проводил я досуг на берегах Евфрата. Завел я там дружбу с писцами, что были искусней сыновей аль-Фурата (1): если кто из них скажет слово, то слаще оно воды родниковой. Меня привлекало не их имущество, а блестящих умов преимущество, не вкусное угощение, а к мудрости приобщение. Напившись их знаний, бивших ключом, из бедняка я стал богачом. Я компанию с ними водил: шутки передавал и тайны хранил. Был я для них товарищем на всяком тучном и тощем пастбище, и душа моя каждому была близка, словно собственная рука. Не расставался я с ними — и вскоре стал им другом и в радости, и в горе.
Однажды им было дано поручение о нолях и посевах составить точное донесение. Корабль они себе выбрали сами — черный, с высокими парусами, такой, что быстрее тучи летит, змеей по волнам скользит, а кажется, будто на месте стоит. И меня позвали с ними в путь собираться — как уж тут было отказаться! Мы оперлись ногами на стремена нашего черного скакуна, и его понесла волна.
А в брюхе коня какой-то старик оказался, противным и грязным он казался. Расположился этот старик на корме, в одежде ветхой и рваной чалме; кто привел его — мы не знали, но дружно того осуждали и были не прочь старика прогнать, да лень успела нам помешать. Понял он, что кажется нам неугодным, а дождь его — мелким и холодным; он хотел нам слово сказать, да его не слушали и заставили замолчать. Чихнул старик, но в ответ на чихание не услышал доброго пожелания. Возблагодарил он Аллаха с видом униженным и умолк, ожидая, вдруг объявится тот, кто приходит на помощь к обиженным.
Мы же пустились в разговоры, то в серьезные, то в шутливые споры. Тут о писцах пошли рассуждения и двух ремесел сравнение: что полезнее — счисление или сочинение? И во мнениях начались расхождения: кто значение придавал сочинению, а кто счислению оказывал предпочтение. И затянулись бесконечные разговоры, стали долгими споры и словопрения, не имевшие выхода и разрешения. Тогда промолвил старик:
— Много разных слов вы сказали, да правду с ложью перемешали. Сейчас я вам растолкую, что к чему, вы же решению последуйте моему и больше не верьте никому.
Сочиненье душе благородной любезнее, зато счисление для всех полезнее. Перо сочинителя — сват, жениха восхваляющий, перо при подсчетах — раб, хворост в лесу подбирающий. Сочиненье читается, запоминается, счет же стирается, уничтожается. Сочинитель посланий — знаний носитель, секретов хранитель, людей великих он собеседник и самый желанный сотрапезник. Его перо — государства язык, как всадник лихой, нападать он привык. Мудрость Лукмана ему дана, оттачивать мысль помогает она. Радостной вестью перо его нас утешает, угрозой предупреждает, оно и заступник и примиритель, крепостей неприступных покоритель: в плен берет, за хохол хватая, мятежников подчиняя, далекого приближая. Владельцу его спокойно спится, козней доносчиков он не боится, повсюду ему почет, и никто по книгам но спросит с него отчет.
На этом старик остановился, посмотрел вокруг и убедился — кому он речью своей угодил, кому повредил, кого ублажил, кому удружил, кого разозлил, кому насолил. Потом он снова заговорил:
— Однако счисление — это чисел точное изучение, а сочинение — измышление. Перо считающего не промахнется, а сочиняющего — то в цель попадет, то ошибется. Один — поступленья в казну считает, другой — небылицами развлекает; меж ними разница велика, пропасть меж ними глубока: один богатством мешки наполняет, другой же — головы опустошает. Доходы считать — имущество укреплять, а книги читать — лишь глаза утомлять. Кто счета ведет — сохранность казны блюдет, на него опираются, ему доверяются. Он посредник в делах надежный, защитник истины непреложной, справедливости он опора, полномочный свидетель во время спора. Он ближайший помощник султана, глава дивана, все дела он взвешивает на весах, на управителей нагоняет страх, от него зависят и мир и смута, и кому-то польза, и вред кому-то. Без него государство пропадет: в его руках и доход и расход, и завязки даяния и лишения без оговорок и снисхождения. Коль он о подсчетах бросит заботу, обман доживет до Дня расчета, обиды останутся неотмщенными, дела серьезные — нерешенными, справедливость будет в оковах томиться, а меч притеснителя обнажится.
Перо считающего — правдиво, перо сочиняющего — лживо, перо считающего — тонкое, острое, а перо сочиняющего — птица пестрая. Оба они, как змеи, опасны, доколе над миром властны, доколе сглазу они не подвержены, с вершины не свержены, и будут с писцами у нас неполадки до тех пор, пока им даются взятки: ведь редко меж ними такие были, которые уверовали и благое творили (2).
Говорит аль-Харис ибн Хаммам:
— И когда он позволил нашим ушам насладиться и дал нам дивным речам его подивиться, мы спросили, какого он роду и племени.
Он ответил:
— Избавьте меня от такого бремени — даже если бы время было, я и то остался бы нем, как могила.
Я огорчился этим отказом, а потом его вспомнил, хоть и не сразу, и воскликнул:
— Клянусь тем, кто звездам путь прочертил и корабли по воде пустил, Абу Зейда я чую! Неужто он? А ведь был когда-то и красив и силен!
Он оглянулся, мне улыбнулся и ответил:
— Действительно, это я, хоть изменилось мое положение и пропала сила моя.
Сказал я друзьям:
— Это тот, чей кусок не по зубам никому, в красноречье соперников нет ему!
Тут они захотели Абу Зейда к себе склонить и подарки щедрые стали ему дарить. От дружбы с ними старик отвернулся, к их подаркам не потянулся и сказал:
— Ваши взоры прошли мимо цели, потому что вы на одежду мою смотрели. Неказистый мой плащ и обтрепанная чалма заслонили от вас блеск моего ума, поэтому скучно мне с вами быть — теперь я корабль, готовый отплыть. Затем он продекламировал:

Послушай, братец, мой завет
Спасет тебя от многих бед.

Судить людей не торопись,
Когда основы прочной нет.

Ты человека испытай —
Где польза от него, где вред,

Что в этой туче —щедрый дождь
Иль молнии обманный свет?

Благое видишь — похвали,
Изъян же обнажать не след.

Мужей достойных уважай,
Дари почет им и привет,

А те, кто предпочли позор,
Пусть в нем живут хоть сотню лет!

Знай: скрыто золото в земле,
Ты разгадай его секрет.

Потри динар — ведь не чекан
Мерило ценности монет.

По платью можно ль возвышать
Того, в ком нет ума примет?

Унизить можно ль мудреца
За то, что плохо он одет?

Муж доблестный в плаще худом —
Всегда величия сосед:

Ведь ветхость ножен — не беда,
Коль меч отвагою согрет!


Тут попросил он причалить, на сушу сошел и по берегу прочь побрел. Тогда раскаялся каждый из нас, что, соринки не чуя, зажмурил глаз. И мы решили отныне по одежде людей не судить, а мечи, даже скрытые в ножнах, ценить.

Примечания.

(1) ...искусней сыновей аль-Фурата...— Имя Ибн аль-Фурат носили четыре аббасидских вазира, наиболее известным из которых был Абу-ль-Хасан Али (855—924), вазир халифа аль-Муктаднра.
(2) ...которые уверовали и благое творили.— Цитата из Корана (сура 5, ст. 94, и сура 47, ст. 2).
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1601 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar