Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2016 » Май » 27 » Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Алеппская макама (сорок шестая).
14:16
Аль-Харири Абу Мухаммед аль-Касим. МАКАМЫ. Алеппская макама (сорок шестая).
Рассказывал аль-Харис ибн Хаммам:
— Неотступной страсти следуя слепо, потянулся я в город Алеппо. В то далекое время плечи мои еще не давило зрелости бремя, не было у меня ни имущества, ни детей и я не затягивал исполненье своих затей. Коль на сердце легко, дорога недолго длится: я в Алеппо летел как птица. В этом городе сладостном я поселился и весенним пастбищем его насладился. Дни проводил я в делах, что от страстей исцеляют и желания утоляют. Наконец я познал удовлетворение, и ворон разлуки прокаркал мне удаление. Тут же сердце мое неустанное и любопытство мое постоянное подсказали мне в Химс отправиться, летние месяцы там провести, если мне город понравится, и его жителей заодно испытать: так ли они глупы, как мне приходилось слыхать. Поспешил я туда быстро, как падающая звезда. Разбил я в Химсе свою палатку и день за днем вдыхал его воздух сладкий.
И вот однажды увидел я старика: ноша лет за спиной его нелегка, весна и лето давно позади, а стужа зимняя — впереди. Десять мальчиков тут же сидели, с благоговеньем на старца глядели. Я понял, что мне представился случай подойти и узнать, чему здесь ученые учат. На мое приветствие старец ответил любезно — видно, мое внимание ему показалось лестным. Сел я рядом, чтобы испробовать, какие плоды приносят его слова, и добраться до сердцевины глупости, которой полна его голова. А он на старшего мальчика палочкой указал и строго ему приказал:
— Без промедления ты сочини мне стихи прекрасные, чтобы каждое слово начиналось с глухой согласной.
Мальчик вскочил, как юный лев, и продекламировал нараспев:

Ты хитрые козни противнику строй —
Пускай потеряет противник покой!

Приятелю щедрость пожалуй свою —
Почали тогда потекут стороной.

Ты правым путем постарайся пройти,
Чтоб счастье купить справедливой ценой.

Порок поражай своим смуглым копьем,
Хвали совершенство прекрасной хвалой!

Подарит простору широкому свет
Пылающий факел победы святой!

Старик воскликнул:
— Ты молодец, месяц на небосклоне, маленький мой мудрец. Затем обратился к ученику другому, похожему на того, видно, брату его родному, и сказал:
— Подойди ко мне, Огонек, время пришло и тебе отвечать урок! Напиши мне стихи изящные, тонкие, чтобы в начале слов были согласные плавные лишь и звонкие.
Мальчик калам и доску взял и не задумываясь такие стихи написал:

Звенит, заливаясь весельем, вода;
Взошла в небесах голубая звезда.

Жемчужпые блики в бокалах друзей —
Воды да вина вековая вражда.

В высоких ветвях неумолчно звучит
Ликующий, радостный голос дрозда.

Рекой, не жалея, мы золото льем:
Дитя винограда нам мило всегда!

Забыты болезни да бремя забот,
Бегут за вином безмятежно года!

Шейх воскликнул:
— Сочинил ты хамрийю прелестную! Аллах да благословит тебя, как оливу небесную! (1)
Потом он позвал:
— Светлячок, подойди сюда!
И приблизился юноша — словно во мраке звезда, белолицый и чернобровый, стройный, словно фигурка из кости слоновой. Старик сказал ему:
— Стихи пятнистые па долю тебе достались, напиши их так, чтоб в начале слов согласные с гласными чередовались.
Был калам наготове в его руке, и юыоша оыстро написал на доске:

Огорчила Рукейя упреком меня,
Отвернулась, пошла, ожерельем звеня,

Обожгла мепя исподволь холодом уст
После искристой ласки и страсти огня.

Говоришь — я виновен, однако сама
Оседлала жестокой обиды коня!

Ожидая тебя, я боюсь умереть,
Тяжелей испытание день ото дня.

Ах, зачем отчужденье, наветы и злость!
Я молю о прощенье, обрадуй меня!


Шейх сказал:
— Руки твои работают славно, и клинок наточен исправно! И снова он вызвал:
— Ну, Проказник, теперь на твоей уж улице праздник!
На зов его откликнулся сразу красавец, словно жемчужина водолаза, с глазами быстрыми и веселым лицом, ловкий, как антилопа, не пойманная ловцом.
Старец сказал ему:
— Мы от тебя стихов хотим, где каждое слово отмечено буквой «мим».
Взяв калам, написал он без остановки, показывая свою сноровку:

Марьям умильно меня заманила,
Муча жеманством, меня истомила,

Мимо потом мотыльком промелькнула,
Милость немилостью вмиг заменила.

Мне изменила обманщица Марьям,
Мрачная темень мой месяц затмила.

Месть вероломной мой ум запимает,
Мир мне не мил, мне милее могила!


Старец написанное внимательно разглядел, потом оп вслух эти стихи пропел и одобрил, сказав:
— Стихи прекрасно звучат, от них исходит сладостный аромат!
Потом обратился к другому ученику, едва распустившемуся цветку, и велел ему:
— В твоих стихах строчек пусть будет мало, но зато укрась их каймой, как йеменское покрывало: в каждом двустишии пусть совпадут концы и начала.
Мальчик ответил:
— Слушай стихотворение!
И продекламировал без промедления:

Вина ли моя, что Аллах нам разлуку судил,
В тот день, когда вместе испили мы страсти вина?

Да, наше безмерное горе не знает границ!
Ужели навек нам Аллахом разлука дана?

О, надо мне душу покрепче опутать уздой,
Иначе погубит мой праведный разум она!


Старик воскликнул:
— Славно, дружок! Твой голос звонче, чем пастуший рожок!
Потом приказал другому:
— Скажи мне, Ясин, стихи, где каждое слово начинается с буквы «сии».
Мальчик встал, улыбнулся приветливо и произнес, пришептывая кокетливо:

Скорей сложи стихотворение,
Сомни суровое сомнение!

Скажи себе: свершенье сладостно,
Судьба сулит соединение.

Свиданье сбудется секретное,
Смири страстей своих смятение,

Следи созвездий сочетание —
Счастливых судеб совпадение!


Шейх похвалил его:
— Прекрасно, мой милый! Я вижу, учение твой ум отточило.
И снова он вызвал ученика, сказав:
— Задача твоя легка: велю я тебе такие стихи написать, которые буквы «ра» не должны в себе содержать.
Мальчик, словно разбуженный львенок, вскочил и, повинуясь приказу, тут же такие стихи сочинил:

Знай, милость Аллаха достигнет того,
Кто все отдает, не щадя ничего,

Кто помощи божьей послушливо ждет,
Не сетует, если лишится всего,

Кто хочет спасенье и счастье добыть,
Ничем не обидев нигде никого,

Кто в помыслах благостных тихо живет
И бога всевышнего чтит одного!


Шейх прочел и сказал:
— Спасибо, моя отрада, старческих глаз услада!
И опять позвал:
— Подойди-ка, Малыш, целый день ты сегодня молчишь! Теперь пришла и твоя пора: сочини стихи, чтобы в каждом слове слышна была буква «ра»!
Шустрый маленький мальчик вышел вперед и громко продекламировал, чтоб услышал его народ:

Щедро просящим подарки дари,
Щедро дарящего благодари!

Брату прости прегрешенья скорей,
Твердой рукою добро сотвори!

Против неправды упорно борись,
Правду открыто друзьям говори!

Неотвратимая старость придет —
Бурные страсти заране смири!


Старик похвалил Малыша, и тот на место пошел не спеша. Потом он позвал:
— Подойди, Слоненок, хитрый, как дьяволенок!
Выступил рослый юноша — горе влюбленным, красивей яйца страусиного, что лежит на лугу зеленом; и шейх сказал ему:
— Тебе покажется трудным едва ли сделать, чтобы во всех строках буквы начальные с конечными совпадали.
Ответил юноша:
— Учитель, слушай, и пусть у врагов твоих оглохнут уши:

Наши души терзает страстей ураган,
Насыщает их сладкий греховный дурман,
Навлекая на разум глубокий туман.
Не потворствуй страстям — в них и ложь и обман,
Неустанно читай вдохновенный Коран,
Неизменно ты пост соблюдай в рамадан!
Нападет на отступника злобный шайтан —
Не спасет от него и могучий султан.
Нам для жизни Аллахом путь праведный дан —
На заре пусть отправится твой караван!


Шейх сказал:
— Обрадовал ты меня! Буду я за тебя молиться до последнего дня.
Потом он отдал приказ:
— А ты, Говорун знаменитый, выстрой в своих стихах слова все по алфавиту!
Вышел юноша, взором остер; лицо его было светлее, чем радушных хозяев костер. Очень громко, что было сил, стихи он такие заговорил:

Аллаха благое веление
Готовит друзьям единение.

Желание зависть использует —
Какое лукавое мнение!

Надежда — опора печальному —
Рождает святое терпение,

Уменье философа хитрого
Ценить червяка шевеление.

Щедрее щедрот эха юности
Яснеющей яви явление.


Старец юношу похвалил и такие слова ему говорил:
— Язык твой ловок, и ум не туп, горе тому, кто будет с тобою груб! Ты юн, но память твоя таит больше сокровищ, чем в недрах земля хранит!
Чистой водою знания всех я вас напоил и словно копья ваши умы отточил. Вспоминайте меня — и я буду вас вспоминать; остерегайтесь неблагодарными стать!
Сказал аль-Харис ибн Хаммам:
— Я подивился, веря ушам с трудом,— как глупость смешана с удивительным мастерством. Стал я разглядывать шейха внимательно, внешность его изучать старательно, но был я как путник осторожный темной ночью в пустыне бездорояшой. Долго длилось мое заблуждение, затянулось смущение, но тут пригляделся ко мне старый плут и с усмешкой сказал:
— Нынче прежних друзей уж не признают!
Намек его сразу я угадал и по улыбке Абу Зейда узнал. Я упрекнул его:
— Каким же ветром в город глупцов тебя занесло? И зачем ты избрал дураков ремесло?
Посерело, как пепел, лицо Абу Зейда, во взоре погасло пламя, и он ответил мне такими стихами:

Решил я учителем в Химсе пожить,
Чтоб сладкую долю глупцов разделить —

Всегда к дуракам благосклонна судьба —
Богатством спешит их страну наделить.

А умный — что вьючный осел во дворе,
И как же о доле его не тужить!


Потом он сказал:
— Ремесло учительское хорошую прибыль дает и недаром лучшим товаром слывет. Оно считается ремеслом благородным и Аллаху всевышнему угодным, людям внушает оно почтение, вызывает всеобщее уважение. Окружает учителя паства смиренная, приказу послушная неизменно. Учитель властвует, как эмир, распоряжается, как вазир, он подобен могущественному владыке, облеченному властью великой. Но приходит в расстройство ум его славный, и глупость скоро становится явной: он словно в ребенка превращается снова, от него не услышишь разумного слова.
Я сказал:
— Спасибо за мудрейший урок, ты нашего времени великий знаток, чародей, которому сердца подчиняются, перед кем слова ковром расстилаются!
Так, погруженный в его красноречья поток, я пробыл в его компании, сколько мог. А когда веселые дни сменились тяжелыми днями, расстался я с ним, обливаясь слезами.

Примечания.

(1) ...благословит тебя, как оливу небесную! — Намек на Коран (сура 24, ст. 35), где сказано, что светильник Аллаха зажигается «от дерева благословенного — оливы».
Категория: Мудрость - Здоровье Души | Просмотров: 1727 | Добавил: davidsarfx | Теги: новелла, арабская, Макамы, Аль-Харири, легенда, сказка, мудрость, Средневековая, Сказание, Восток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar