Добо пожаловать, Гость!
"Ճանաչել զ`իմաստութիուն և զ`խրատ, իմանալ զ`բանս հանճարոյ"
Մեսրոպ Մաշտոց, 362 - 440 մ.թ

"Познать мудрость и наставление, понять изречение разума"
Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, 362 - 440 г. от Рождества Христова.
Главная » 2018 » Июль » 30 » Абу Нувас. Лирика. 1975 г. Часть 9.
17:06
Абу Нувас. Лирика. 1975 г. Часть 9.
* * *

О темноокая газель,
едва касаясь праха,
Легко идешь ты по земле,
любимица Аллаха!
Любовью тщетной истомлен,
я ей сказал сегодня:
«Зачем ты мучаешь меня,
жемчужина господня?»
Она ответила: «Иль впрямь
с ума сойти ты хочешь?
У нас нет общего с тобой —
чего же ты хлопочешь?»
А я сказал: «Твоя стрела
не достигает цели,—
Кто ж устоит перед красой
столь сладостной газели?
Когда на лик я твой гляжу,
от горя млеет сердце.
Когда на лик я твой гляжу,
мое светлеет сердце.
Ужель ты умертвишь меня,
коль я в любви откроюсь?
О пересудах площадных,
поверь, не беспокоюсь.
Изнемогла моя душа,
скрывать любовь устала,
Любовь моя была дитя,
а ныне взрослой стала».
Газель смягчилась и, дрожа
в своем шелку богатом,
Чуть слышно прошептала: «Жди!
Приду перед закатом».

* * *

Скажите Хамдану —
он знает правдивость мою;
Всегда я советы
ему откровенно даю:
«Будь ты благородным,—
как с равным повел бы я речь,
А будь ты невольник,
тебя приказал бы я сечь».
Аллах милосердный,
даятель великих щедрот,
Помилуй Адама:
когда бы он знал наперед,
Что племя его
обесчестит потомок такой,
Себя прародитель
своей оскопил бы рукой.

* * *

Время топил я в налитых по край пиалах;
Что ж я не каюсь в безбожных греховных делах?
Иль забываю, что день приближается Судный,
Иль не боюсь, что меня покарает Аллах?

* * *

Тотчас я душу тебе предаю,
Только ты в сторону глянешь мою.
Ты ли бесчувственной раньше была,
Что ж затянула любви удила?
Возненавидела — вижу я сам,—
И ненавидящей душу предам.
Буду поститься я, сердцем скрепясь,
Но разговеюсь, с тобой примирясь.
Влюбится сердце, и я не пойму:
Ненависть тут же навстречу ему.
Наша ли это с тобою судьба:
Гнева и страсти глухая борьба?
Или не можешь,— еще молода,—
Пользу любви отличить от вреда?
Так ли свою провожают весну?
Спишь, как сурок, я же глаз не сомкну.

* * *

О ты, средоточье
чистейшей земной красоты,
О ты, что трепещешь,
как пальмы высокой листы,
Ты в гневе, в досаде,
что жив я, но если захочешь,
Себя заколю,
лишь была бы уважена ты.

* * *

Пей вволю до дна, лишь представится случай,
Себя воздержаньем напрасно не мучай.
Пей винное золото, молнию пей,—
Довольно в бутыли тюремничать ей!
А что ж? Выпиваем мы, помня о боге,
Простит он грешивших на правой дороге.
Прощенье для всех существует — и тех,
Кому неотступно сопутствует грех.

* * *

Ретивый, изведал я долю воловью,
На множество бед обречен я любовью.
Не будь я вынослив, от каждой беды
Могло б мое сердце сорваться с узды.
Глупцу на упреки его отвечаю:
Что с нею до рая добраться я чаю.
А сам я подумал: он глуп, но хитер,
Иначе б на мой не уселся ковер.
Чтоб лучше постиг его ум недалекий,
Ему я сказал о своей черноокой:
«Советы твои мне не легче терпеть,
Чем голому телу ременную плеть».

* * *

Хоть у меня исправен слух,
К словам советчика я глух.
Она стройна, она пряма,—
Я от таких схожу с ума.
Коль ищешь ответа, назови
Меня «невольником любви».

* * *

Друзья мои, в день пятницы воочью
Мы видели, как солнце встало ночью.
Вскочили все, бегут туда-сюда:
Все ожидали Страшного суда
И воскресенья мертвых, а покуда
Горланили про явленное чудо,—
Что солнце, мол, не днем зажег Аллах,
Метались люди в страхе и слезах.
Вопили толпы: «Солнце запылало
В полуночи! Мы гибнем! Все пропало!»
Но я сказал им: «Солнце не звезда
И не восходит ночью никогда.
То Ахмед юноша, чьи светлы очи,
Из дома выйдя, засиял средь ночи.
Сам Сириус на нем взамен венца,
И на щеках два равных Близнеца».

* * *

Всех тварей голоднее, а все же признаюсь,
Коль мне предложат хлеба, я есть остерегусь.
На хлебе лицемера читаем: «Проклят тот,
Кто этим божьим хлебом насытит свой живот».
Остерегайтесь хлеба с хозяйского стола,
В геенне раньше срока сгорите вы дотла.

* * *

Я с другом Юсуфом свиданье отмечу,—
Налей же нам чаши за дружбу, за встречу!
Не сетуй на жизнь и помехи ее,
От жизни бери лишь утехи ее.
Налей же до края мне чашу мою,
По край не наполненной чаши не пью.
Курдюк положи матерого барана,
А рядом священную книгу Корана.
Пригубив три раза, вино ты почти,
Потом из Корана три слова прочти.
Сравняются зло и добро на весах,
Помилует нас милосердный Аллах,
Покой же душевный лишь тот обретет,
Кто зла и добра равновесье найдет.

* * *

Жилищ пустующих
описывать не стану,
Не буду подходить
к покинутому стану,
Не вслушиваться в крик
ведущих караваны
Беззвездной полночью
сквозь зыбкие барханы.
Я буду пить вино,
смотря в лицо желанной,
Среди моих друзей
за чашей богоданной.
Оно — что сердолик,
светло насквозь и ало,
Его и племя Ад
когда-то испивало.
Смешай его с водой —
увидишь: заблистали
В глазах твоих — огни,
как на дамасской стали.
Его куснет вода,
и от ее укуса
Польется жертвы кровь
чудеснейшего вкуса.
А с дождевой водой
сок виноградный дружен,
Он улыбается,
когда рои жемчужин
Ныряют, прыгают,
и пусть их век недолог,
Нанизываются
в бесценный ожерелок.
Что думать про очаг,
случайно уцелевший,
Иль про шатер Асмы,
и тот уже истлевший!

* * *

Жизнь моя, с тобой останусь,
хоть зови, хоть не зови,
Ведь досель не получал я
долю полную любви.
Встреча каждая с тобою
для меня — сладчайший мед,
А разлука — яд, который
разлученного убьет.
Все твердят: «Когда ж очнешься?
Скоро ль станешь ты былым?»
Отвечаю им: «Лишь черный
ворон станет голубым».
Каждодневно, как паломник,
дом твой молча обхожу,
Уж меня, наверно, люди
принимают за ханжу.
Если б я к тебе не рвался,
не покинул бы я дом:
Ждет меня бурдюк со старым
недовыпитым вином.
Я — невольник, я покорен
мне назначенной судьбе.
А невольник не посмеет
не покорствовать тебе.

* * *

Кем бы, Галиб, ты был,
не предай я тебя осмеянью?
Ты большой человек,
по всеобщему ныне признанью.
Говоришь, будто я
перешел издевательств продел?
Но заслуга моя,
что позор тебя все ж не задел.
Мой совет: не стремись
к еще более выспренней славе.
Я прославил тебя,
этой славой гордиться ты вправе.
Ты в ничтожестве жил,
пропадал в самомненье пустом,
Очень вовремя всем
на тебя указал я перстом.
Повторять я не стану,
что низок ты или бездарен.
Я уверен: навек
ты останешься мне благодарен.

* * *

Палатам Бармекидов завидует весь свет,
В них все красы земные, а правоверных нет.
Таких молитвословий не услыхать нигде,—
Но негде в их мечети укрыться по нужде.
В положенное время гремят на весь чертог:
«Нет бога, кроме бога!» —но им лепешка —бог.

* * *

Проповедуешь ты ересь.
Проповедуй, все равно.
Не трудись, не перестану
я, и старый, пить вино.
Упрекаешь, уверяя,
что на совести у всех,
Кто лишь раз его пригубил,
несмывающийся грех.
Только брань твоя, приятель,
винопийце не страшна.
Я до смерти буду другом
и соратником вина.
Как не пить? Вино от века
не враждебно небесам.
Повелитель правоверных
с чашей дружествовал сам.
Знай, вино — земное солнце,
только может солнце сжечь,
А напиток виноградный
проясняет ум и речь.
Если истинный, Аллахов,
рай покамест и далек,
Нам не рай ли открывает
солнца винного глоток?
Так палей полнее чашу
да и песню затяни,
Проведу за винной чашей
остающиеся дни.
Я хочу, чтоб под лозою
ты и прах мой положил,
Чтоб и мертвый, я питался
виноградных кровью жил.

* * *

Перед тобой в живых стихах
сужденья мертвеца,
В нем жизнь была и смерть была,
и так он ждал конца.
Он был судьбою доведен
до смертной худобы
И стал скрываться в темноту
от глаз своей судьбы.
Вглядись,— не я ль перед тобой?
Меня не узнаешь?
Неужто в книге мук моих
ни буквы не прочтешь?
Постигнешь, глядя на меня,
как от житейских бед
Исчезнуть может на лице
последний жизни след.

* * *

Пей и красавице моей налей вина, и я
Допью, чего не допила красавица моя.
И передай ей кубок мой с недопитым глотком,
И моего отпить вина заставь ее силком.
Так я вкушу ее вина и моего — она,
Как меж влюбленными людьми ведется издавна.
Послом явился ты, а стал нам разливать вино,—
Посол и виночерпий! Вас приветствую равно. 

* * *

Я рад: уж серебром белеет небосклон,
Ущербный серп луны свой показал урон,—
Как будто бедуин, в пустыне одичалый,
Сплел тонкий поводок для верблюдицы чалой.
Так истощился он! Я выразил ему
Сочувствие. А свет уже рассеял тьму.
Теперь беда для тех, кому веселье сладко,—
Разгульничая, сам дошел ты до упадка!
Я ненавижу пост. С тобой прощаться жаль,
О месяц радости, мой лучший друг шавваль!
Так сядем на ковер! Нельзя же нос повесить:
Заря велит испить — и раз, и пять, и десять.

* * *

Чую, сердце полновластно
полонила мне Джинан,
Мной всецело овладели
черный взор и тонкий стан.
В сердце власть она успела
на две трети простереть,
И в последней третьей трети
ей подвластна тоже треть.
И еще от этой трети
ей подвластна третья часть,
Виночерпию по праву
отдана над нею власть.
Существую так, от сердца
лить кусочек сохраня,—
Берегу кусочек этот
тем, кто влюбится в меня.

* * *

Вижу, сколько чистоты погребено,
Сколько тонкой красоты погребено;
Сколько воли, сколько сил погребено,
Сколько умственных светил погребено!
Вижу, каждый смертен сам и смертных сын,
Будь он самый родовитый властелин.
Всем поведай: «Здесь законам нет отмен,
Скоро тоже откочуешь в вечный тлен».

* * *

До чего ж ты нудный, месяц рамадан!
Нам ты для болезней и для скуки дан.
Все хвалы возносят месяцу шавваль,
А тебя порочить никому не жаль.
Лишь бы поскорее ты покинул нас,
Да когда ж наступит твой последний час?
Если б в зодиаке я судьей служил,
Ты бы самый первый голову сложил.

* * *

Как только моя оборвется стезя,
Меня в Кутраббуле заройте, друзья,
Не надо мне миртов и хвой безотрадных,
Мой прах упокойте меж лоз виноградных.
Чтоб я и в могиле прислушаться мог
К бурленью давилен и топоту ног.

* * *

Был Фадл озабочен, держа на ладошке
Печеную рыбу в пшеничной лепешке.
Лицом потемнел он, увидев меня,
И даже заплакал, приход мой кляня.
Но я успокоил его — что пощусь,
Что я на лепешку и рыбу не льщусь.

* * *

Разбойник в пустыне грозил мне мечом,—
Мне целая шайка была нипочем.
А виноторговец так гостя ограбил,
Что плелся я к дому почти что ни в чем.
Категория: Здоровье Души - Мудрость | Просмотров: 37 | Добавил: davidsarfx | Теги: араб, Мусульманин, Неверный, ислам, Восток, правоверный, абу нувас, Христос, бог, Аллах | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar